paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Бычки в томате


В клубе "Консерва" давали презентацию поэтической антологии - 30-летние, собранные Шульпяковым и изданные Клехом, как всегда, красивая книжка, которая могла бы быть потолще. Народу набилось как селёдок в бочке (помещение небольшое, тесное), ходил там, общался, пока не начали.

А начал директор или главный редактор издательства, который сказал, мол, вот, молодые поэты, а уже становятся персонажами книг и романов. И зачитал отрывок из рецензии Булкиной на мой роман "Едоки картофеля", где Булкина пишет, вот девушки из романа любят стихи Глеба Шульпякова. Так как её рецензия всего-то на два абзаца, мысль эта, занимающая процентов 70% анализа меня тогда смутила (когда я читал). Теперь стало понятно для чего она это написала. В зале засмеялись, а Макс Амелин, с которым мы рядом сидели, сказал: "Вот она, Слава..."

Я
пришёл туда не просто так, а по работе: записать чтения на диск для передачи на радио "Свобода". Пришёл с девушкой Машей, которая обычно делает литературные передачи. Маша тут же мне рассказала, что только что развелась с мужем, поэтому у неё депрессия, спросила, будет ли фуршет, так как она сильно голодна...
Но после того, как все отчитали, высказалась в том духе, что поэзия придала ей уверенность в завтрашнем дне и повысила настроение, что она счастлива и всё такое. И я подумал - а какая милая девушка, эта Маша.

Читали поэты хорошо, задушевно, можно сказать. Все волновались, у всех дрожали руки. Вместо Бориса Рыжего читал другой человек, Санджар Янышев читал за Гроноса, а Шульпяков всех объявлял, хотя лучше бы было, если бы все объявляли, по кругу, друг друга. Но хорошие мысли приходят на лестнице. Верушка Павлова пришла со своей дочкой, Набатникова подстриглась почти под ноль, Андрей Василевский был непроницаем, как его журнал. Были и другие приятные люди, в том числе некоторые юзеры, живущие по соседству. Потом соорудили общее фото, правда, без Воденникова, который отчитал и смылся. Мити Кузьмина не было. Что странно.

Да, стихи хорошие, хотя я, кажется, окончательно понял, что поэтический текст как способ современного высказывания меня совершенно не трогает. Стихи трогают, но как способ высказывания (тем более, как современный способ) не очень.
До этого заходил к Иванову и подписал контракт на книжку бесед с Олегом Куликом. Тоже интересное событие. Саша надарил мне своих книжек, начал читать. Мда-а-а-а, всю ночь читал. Но что-то как-то не очень.

erofan сделал выдающееся открытие: оказывается на Кольцевой находится ровно 12 станций, точнее 12 точек (в некоторых сплелось по несколько линий), по количеству месяцев в году или знаков зодиака. Метафизика, однако, и прёт, и мечет.

Продолжаю слушать Шостаковича, несмотря на методологический кризис: очень не хочется, чтобы текстики эти превращались в рецензии на записи Лондонского филармонического с весьма гладенькой интерпретацией, сглаживающей русские углы и противоречия.



Locations of visitors to this page
Tags: дни, люди
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments