paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

63. КвазиКортасар. Модель для сборки по-московски


... зоны, возникающие в осеннем воздухе совершенно не похожи на зоны, образующиеся в воздухе зимнего города, потому что темнеет раньше, звуки тоньше, а встречи и невстречи теперь обладают совершенно другим привкусом – когда ты выходишь из метро на Новокузнецкой, возле Бермудского треугольника: «Пироги» (книги, медленная еда, шум прибоя) – «КафеМакс» (интернет, телефон, место тайного сбора фрустрированных невротиков из «ЖЖ») – «Пурпурный Легион» (пластинки, целый стенд от ECM, между прочим)», треугольник (их тут много, Полтер и Фоска), в котором так легко сгинуть, потеряться на несколько часов. Сок попал не в то горло, очень сложно курить сигарету за сигаретой и пить сок, Таня, в strepsils много витамина «С», думаешь переседим все эти волны гриппа, накрывающие город в декабре-январе как прилив-отлив в Аркашоне? В шапке, похожей на лётный шлем, в длинном шарфе, вокруг шеи, выглядящей из-за этого жирафовой шеей, под зонтиком, на котором английский флаг (Глеб привёз из Лондона) и последней книжкой Мураками наперевес, словно дочь советской Киргизии или рабфак идёт.


А ведь рядом, чуть в стороне – другая зона с подвальным «Ad marginem’om», выходящем на две стороны, кинотеатром «Пять звёзд», Бахрушинским музеем (к чему нам сейчас, в зоне, вспоминать о театре?), поместьем Березовского и домом, в котором жил и умер Влад Листьев (Ратри, ты помнишь, дороги Смоленщины?), почему-то мне хочется представить тебя, идущей по Большой Татарской, после рабочего дня, который ты делила между интернетом и переводами из Пола Остера, до того, как пойти в «Дом» на ансамбль Айги, хорошо жить на Речном Стадионе, а не у мамы в подмосковье, так как мама моет раму. А тут ещё все эти кофейни, гроздями, созвездиями образующимися только на широких улицах. И знаешь, этот дорогой и невкусный кофе, почему он так пахнет сиротством? А все словно с ума посходили от Тирсена, после «Амели», а ты проигнорировала всеобщую любовь, собираясь на единственный концерт Мертенса в Школе драматического искусства на Сретенке.
Что такое «невезёт» и как с этим бороться, думаешь ты, подстригая ногти на ногах, не поранился – уже хорошо. Возле кафе «Матисс», ближе к индонезийскому (?) посольству всю прошлую зиму пролежала мёртвая собака, и я вспомнил другую мёртвую собаку, которая лежала возле Дома Печати, напротив афиш органного зала, не надо было даже Свердловского проспекта пересекать, после своего спецсеминара по Джойсу, как он там назывался, «Step by step», и что из него вышло? Только одна мёртвая собака, друг человека. А там, возле Третьяковки, ты обязательно промахнёшься и не встретишь идеального персонажа своего ненаписанного романа, мальчишку, у которого никого нет, и никогда не было, даже родителей, никого, кроме дяди, пытающегося писать о современной опере, только бомжи, разминающие снег, возле «КафеМакса», они встретятся обязательно, с ними не разминёшься, у них нет собак, как у парижских клошаров и каналы, должные шрамом пересекать город с севера на юг, перед впаданием в Сену, вынесены за город, ведь, город – это некий дискурс, спроси об этом у Фуко, че...




Locations of visitors to this page
Tags: Москва, город, дни, лирика, мета
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments