paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

"Крысиный король", роман Дмитрия Стахова, вышедший в издательстве "Арсис букс", 2019

Мой товарищ по партии несуетных писателей написал выдающийся роман «Крысиный король».

Действительно, ведь пластически выдающийся.

В то время, как другие следуют правилам упрощения, порционно выдавая диетическую кашку, Дмитрий Стахов намеренно усложняет себе задачу – дать метафорический итог ХХ века.

И выделяется, выдаётся из чреды новинок этого года (премьеру "Крысиного короля", кажется, планируют на ярмарку нон/фикшн) в том числе, максимально сложноустроенным взглядом на «ветер истории» (пойди, улови), влияющий на судьбы людей непонятным образом.

Стихийный гегельянец, сочинявший свою книгу 16 лет (2002 - 2018) Стахов пытается разобраться с этими историческими непонятностями с помощью особо устроенной «романной формы», не только более привычными средствами сквозного нарратива, впрочем, распадающегося на три сюжетные линии.

Стахов рассказывает истории трех представителей рода Каморовичей, заступив в начало ХХ века, где радикальный бомбист Андрей готовит теракты сначала против самодержавных врагов, а, затем, уже после революции, воюет с большевиками; в середине ХХ столетья Рашель, родственница Софьи, жены Андрея, живущая во Франции, скрывается от оккупантов и, наконец, их потомок Андрей Каморович представляет нынешние времена.

У каждого из них своя жизнь, собственные обстоятельства, изображаемые пошагово в узловые, что ли, моменты, завязанные на логику текущего исторического момента, но все они оказываются связанными с миром и друг другом сотнями тончайших, едва уловимых событий, точные рифмы которых Стахов отыгрывает с щекотливой лихостью.

Судьбы их впадают в океан Большой Истории, точно тоненькие ручейки, что перемешаться во всемирном, почти уже деперсонифицированном, потоке с миллиардами таких же безгласных теней, проживших жизни так, как случилось.



Стахов "Крысиный король"

Каморовичи, впрочем, даны на общем плане, густо заселённом современниками, во всеобщей обусловленности заняты десятки второстепенных персонажей, образующих густой исторический замес.

В конце советской власти было такое пионэрское движение "Судьба семьи в судьбе страны", зародившееся у меня в родном городе, куда многие приезжали на Целину или заводы строить, когда все должны были описывать жизненные вехи дедушек и бабушек, "комсомольцев первых пятилеток", так вот Стахов схожую процедуру распространяет на весь ХХ-ый: Каморович-крысолов занимается санобработкой уже в наше, постперестроечное время.

Такое же, кстати, несимпатичное, мутное и неопределённое, как предреволюционные или военные годы.

Можно было сказать, что наши-то времена более безопасные, мы не так рискуем, как наши предки, однако, Стахов наглядно показывает, что искусы и метафизические соблазны чреваты во все времена, равные между собой в уничтожении свободной воли человеков.

Стахов именно показывает, а не рассказывает, набрасывая чреду эпизодов, без каких бы то ни было акцентов или интеллектуального напряжения "донести мессидж": кажется, что "Крысиный король" - площадка абсолютной свободы.

Поэтому все читатели обречены трактовать его по своему. Обречены!

Тем не менее, можно сказать, что одна из важнейших тем «Крысиного короля» – то, как общая, «Большая История» проходит сквозь судьбы «простых» людей, исподволь меняющих (или же не меняющих) её направленность.

Люди пьют чай, а, между тем, рушатся не только империи, но и их собственные жизни, даже если существование им предстоит особенно длинное.
Вот как Рашели, доживающей до эпилога в девяностолетнем возрасте.

Деликатным и синтаксически затейливым, ажурным стилем, Стахов плетёт свой нарративный гобелен, состоящий из массы небольших, самодостаточных мизансцен.

Событий здесь много и они постоянно пребывают, оставляя фантасмагорическое послевкусие: слишком уж много всего невероятного и почти фантастического происходит на страницах книги.

Однако, если расцепить каскады невероятных происшествий, окажется, что любое из них, взятое по отдельности, вполне реалистично и жизнеподобно.

Между прочим, так мало кто умеет – и, вообще-то, это косвенный признак нешуточного мастерства.

Отдельные слова следует сказать об издательстве "Арсис букс", взявшимся издавать проблемную, интеллектуальную прозу, которая туго идёт на рынке и плохо вписывается в премиальные сюжеты.

"Арсис букс" именно то издательство, что до последнего дня жизни поддерживало Владимира Шарова и Андрея Битова, отныне воспринимаемых безусловными классиками.

В этой небольшой, но эстетически максимально продвинутой редакции, за последнее время выходили сложные книги "Хохот" Анатолия Королева и "Жёлтый Ангус" Александра Чанцева, "Заххок" Владимира Медведева и "Вила Мандолина" Антона Уткина, "Делай, что хочешь" Елены Иваницкой и "Ильгет", а также "Мэбэт" Александра Григоренко, "Масхару" Анны Бердичевской и "Он говорит" Владимира Березина, "Искушение" Виктора Ремизова и "Клейкие листочки" Михаила Эпштейна, "Опыты на себе" Ольги Шамборнат и "Содом и Психея" Александра Эткинда, "расширительные" сборники поэтов Юрия Арабова и Олега Чухонцева, Андрея Коровина.

Как видите, чистый, частный фан уже давно превратился в постоянно нарастающую тенденцию.

У "Крысиного короля" в этом издательском каталоге весьма завидная компания.

Безумству храбрых поём мы славу!

Locations of visitors to this page
Tags: дневник читателя, проза
Subscribe

Posts from This Journal “проза” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments