paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Обычно я из ЖЖ в ФБ посты переношу, а теперь, всё чаще, наоборот поступаю. К чему бы это?

По дороге на Войковскую




Сначала мне на кассе пробили чек на 666 рублей и я подумал, что, вообще-то, это мог бы быть идеальный вход в "романное пространство", ныне мне совершенно бесполезное.
Тем более, что по соседству доламывали кинотеатр "Баку", а кассирша не растерялась и предложила купить пакет или шоколадку, чтобы изменить цифру.

Я отказался, но она не обиделась и выдала мне 15 наклеек, что примерно раз в пять выше нормы.

На выходе из "Биллы" меня внезапно остановила нищая бабушка в инвалидной коляске, сидящая здесь, с распухшими ногами, с незапамятных времён и предложила капуччино.
Обычно это я даю ей немного денег, так как у неё нет даже паспорта: пару лет назад, какой-то депутат с большой помпой приезжал к бабушке, о которой ходят самые противоречивые слухи, обещал помочь с паспортом, определить в больницу, бабушку тогда даже в новостях показывали.

Да воз и ныне там - каждый раз, возвращаясь из Чердачинска на Сокол, с замиранием сердца, иду в "Биллу", опасаясь, что бабушка пропала навсегда.

Но она каждый раз на боевом посту, вместе с букетами вялых хризантем в дрожащих руках, которыми якобы торгует.

Ангел-хранитель этого места.

Бабушка у "Биллы"


На самом деле, никто эти цветы не берёт. Деньги бабушке дают просто так.
Подкармливают еще.

Сейчас ей кто-то дал стаканчик горячего кофе, который она решила подарить мне, так как у нее сегодня высокое давление.

Выдала мне еще конфету и потянулась за сахаром, то есть, оказывается, она меня идентифицирует.

А я шёл и чатился с Люсей, которая сидит в Италии и печалится о судьбе затопленной Венеции.

Как раз обсуждали с ней, что художка теперь совсем никому не нужна, особенно толстые книги в классическом смысле, поэтому она пишет рассказы, вот и мне нужно научиться рассказывать коротко и по делу.

Ситуация в мире так радикально меняется (при том, что, внешне, всё остаётся как прежде), что с вызовами новой реальности мы не справляемся.
Перестаём справляться, навсегда отстав от поезда.

Какая разница, говорю, нуждаясь в утешении, долго ли, коротко ли, всё равно и то, и другое будет не востребовано. В новом дивном мире творчество никуда не девается, просто становится более интимным, что ли.
Частным.

Можно, например, друзьям каждый день письма писать.

И тут бабушка с капуччино.

Ты его не выбрасывай только, говорит, и меня не бойся, пожалуйста.
Выпей, обязательно.

Видимо, клечатый кепарик мой запомнила.

Это ж какой у меня вид, если мне нищенка милостыню подала?!

Кофе был горячий, и допив его, я увидел: дневная норма шагов пройдена, можно не куролесить по околотку, но пойти домой.

Небо в Москве сегодня тусклое и потустороннее - выгоревшее изнутри, как в антиутопии про капиталистическое завтра: у теплого ноября своя побочка - хмурь да хандра, кажущаяся непроходимой.

Так может выглядеть ползучий апокалипсис, когда всё уже произошло и в мире не осталось ничего, кроме похмелья.

Никакого тебе более "романного пространства" на бумаге, бро.

Только реальность, только хардкор.

Locations of visitors to this page
Tags: Люся, Песни о Соколе, дни, люди
Subscribe

Posts from This Journal “дни” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments