paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Фоторепортаж с летнего хаджа на Северок. Шестьдесят намёков на теперь уже существующие воспоминания

Хадж на Северок




Осень на Северке (Северозападной систерии Чердачинска, входящей в Курчатовский район - самый последний из районов, организованных в городе-миллионнике, важном промышленном, научном и культурном центре, самом, выходит, молодом и до конца не сложившемся) началась раньше, чем во всём остальном городе, потому что мы приехали сюда с Даней за прошлым, а оно, как всегда, опережающе осеннее, так как, в том числе, связано и с реалиями школы и школьного гола.

Видимо, важно собственные натуральные воспоминания об этом периоде (1978 - 1996) заменить сконструированными, появившимися уже постфактум - в этой, "самой последней" жизни самых последних моих лет - и точно, первые поездки сюда в жанре хаджа и впитывания (или выпытывания) воспоминаний начались после 2012-го года, связанного у меня с параличом лицевого нерва (то есть, формообразующей травмой), когда впервые забрезжила необходимость описать эти места в ностальгическом романе.

Такой роман ("Красная точка"), впрочем, является не целью, но средством успокоения магмы воспоминаний, которые перевозбудились после лицевой травмы и не давали покоя (об этом мой рассказ "Пока все дома").

С одной стороны, травма закрывала один, до-травматичный период моей сознательной жизни, но, с другой, открывала новый, нуждающийся в новой физике и правилах самоощущения.

Старые правила перестали работать, точнее, волновать, вместо этого, в сны ринулись нарочничные воспоминания, каждый раз оставляя полдневное недоумение: что это было?

Общий страх смерти, выражающийся в страхе взросления-мужания, наступления близящейся старости?

Обычная тоска по детству как золотому веку безмятежности, обходившейся без потерь?

Столкновение с невозможностью, вставшей в полный рост после переезда отсюда, когда возвращение в обычную жизнь, вполне видимую глазу (буквально ведь стоит только руку протянуть) оказывается нереальным, при том, что доступным и даже зримым - как и все, что связано у нас с насовсем ушедшим, но оставившим следы, с которым нужно ещё научиться работать.

Или это следствие травмы более общего (внешнего) порядка, завязанной на смену общественной формации, что, конечно, возможно, но тогда возникает другой вопрос: почему советчина связана именно с этим местом, а не каким-нибудь другим (АМЗ, Российская, Сокол)?

Или же это аллергические реакции, связанные с присутствием в моей тогдашней жизни конкретных людей (имена опустим)?

Или же наваждение действительно связано было с написанием "Красной точки", потому что после её редактуры сны о Куйбышева начали меня оставлять, становится реже, бледнеть?

С другой стороны, может быть, бледность снов и есть результат свмолечения и работы со сладами, оставленными другими?

Я ведь этого так и не знаю - сие тайна великая: любой из вариантов перебора может выскочить истинным и поменять карту буден, так как все они сопряжены с разными тактическими ухищрениями.

Тайна это ведь и есть наш интерес и наша вовлечённость в процесс.

То есть, можно сказать, что тайна не существует объективно в реальности, но рисуется, возникает каждый раз в глазах, когда человек спотыкается о свою заинтересованность, не имеющую разрешения и нуждающуюся в решении.

Мне кажется, что Северок постепенно скотомизируется, отползая "в тень".

Место его зияет, ибо свободно и ничем заполнено быть не может, но, тем не менее, уходит не фактура, но сама тема - то, что циркулировало в кафкианских коммуникациях процесса (или же телесного замка).

То есть, уходит клаустрофобия, выраженная в материальных фигурах, точнее, намек на неё, понимаемый как клаустрофобичность, поскольку имеет место ограничение территории внутри разомкнутой и незафиксированной ничем структуры.

Буквы, кстати, и есть попытка зафиксировать, пришпилить - дабы не расползалась бензиновым пятном, не портило экологию.

Значит, оно не снимается под воздействием "творчества", как хотелось бы верить, но уходит само, отработав какие-то, нужные себе, периоды.

Возможно, это и есть переход оттуда в сюда, исполненный по всем бюрократическим правилам экзистенции, которой важно не только осуществляться, но и, каждый раз, закрепляться в пазах, чтобы уже точно ни-ни...

...ни туда, ни сюда, но только след в след, как и положено в здоровой самоидентификации.

Прошлое закрывается и у него для этого выработаны свои процедуры.

Я не лунатик, я ногами сплю.

Следим за ногами и они сами приведут туда, в то место (в моем детстве его называли "коробкой") где люди не умирают, поскольку стираются из памяти раньше, чем реально уходят.

Они просто как бы растворяются в воздухе прошлого без следа.

Вот как мотыльки и фотопомехи.

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Locations of visitors to this page


Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок

Хадж на Северок
Tags: одиночество, прошлое
Subscribe

Posts from This Journal “прошлое” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments