paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Снова про деньги и шлягеры этого лета, появившиеся на территории аномального творчества

Мике нужно спать после обеда, а укладывается он с большим трудом. Уложить его в коляску и укатать до провала в сладкую дрёму, а потом и в крепкий сон – один из важнейших аттракционов каждого дня без перерывов на выходные.

Засыпает ребёнок от мерного покачивания коляски по поселковым дорогам.
Тут главное везти его всё время вперёд и не обращать внимание на первоначальное возмущение, когда Мике становится обидным, что сон его похищает в самый что ни на есть расцвет общественной деятельности, когда он, подобно Петру Первому, способен строить плотины, прорубать окно хоть в Европу, хоть в Азию и без конца носиться с Данелем по улице.

И тут, конечно, нужно стать специалистом совсем уже узкого профиля – вот как кашеваром, от которого требуется исполнение всего-то пары требований, но исполнение точное и безукоризненное.

Случай помог мне стать таким кашеваром, сочинив попутно, может быть, самые действенные свои тексты – по крайней мере, другие мои произведения не влияют на людей так быстро и отчётливо.

В тот солнечный день Мика вёл себя особенно капризно, никак не хотел угомониться в коляске, мурзился и постоянно вскакивал.

После того, как его уложили, вновь садился, вертел головой по сторонам, требовал кипячёного молока, хотя мы уже не на раз прошли всю улицу Печерскую и вышли к автомобильной стоянке возле бывшей фабрики глухонемых.
Ну, то есть, дошли уже практически до психбольницы.

А где стоянка – там автомобили, пожалуй, главный Микин интерес после кипячёного молока.

Можно, впрочем, сказать и так: молоко – оно же ради живота своего, тогда как к машинам у Микаэля интерес духовный.

А тут он ревел во всё горло и требовал продолжения банкета, мимо ехал какой-то жигулёнок, поднимая пыль, Мика увлёкся его движением, проводил глазами, пока тот аккуратно перебирался через ухабы и выбоины, замолчал на пару мгновений, чтобы я успел вставить:
Вот синяя машина…
Тут Мики посмотрел на меня с интересом, точно только сейчас обнаружил моё существование, которое, впрочем, тут же ему наскучило, потому что с другой стороны дороги открылась автомобильная площадка и мне ничего не оставалось, как продолжить петь о том, что я теперь видел.
А вот чёрная машина,
А вот белая машина,
Вот зелёная машина,
А это жёлтая машина
А вот машина цвета мокрый асфальт…
Возле входа в тренажёрный зал «Бомбер», разместившийся на втором этаже бывшей фабрики глухонемых, действительно стояла машина цвета мокрый асфальт и из неё вышел парень со спортивной сумкой на плече.

Главное уложить «цвет мокрый асфальт» в размер, а интонация пришла сама собой – протяжная и немного жалостливая, как у сиротских песен. Обобщающая умонастроение засыпающего человека, насильно вырванного из привычной ему дневной активности, когда игры и развлечения сменяют друг друга на бешенной скорости.

Возле «Бомбера» мы завернули за угол и нам открылась другая автостоянка, полностью забравшая внимание Мики, человека, между прочим, весьма податливого влиянию музыкального ритма.

Тем более, что здесь нам открылся совсем новый мир других машин, цвет которых чередовался в шахматном порядке.
Вот чёрная машина
Вот белая машина
Вот чёрная машина
И снова белая машина,
И серая машина,
И белая машина,
И синяя машина опять…
Синяя машина всегда стоит между остановкой маршруток «Больница» и круглосуточным продуктовым в стене пятиэтажного дома, в котором весь посёлок покупает пиво из кег.

Это значит, что мы прошли «Бомбер», дворы со складами бывшей фабрики глухонемых и приближаемся к площадке у «Глухарей», а там уже и до местного «Магнита» недалеко.

Тут налетел ветер, я потянулся, чтобы поправить у коляски шезлонг и закрыть окошко сверху (оно делает Микино средство передвижения похожим на автомобиль с открытым верхом) и тут заметил, что ребёнок спит.

Количество пропетых автомобилей, каждый из которых следует, видимо, зафиксировать внутренним взором, срубил парня так, что даже соска выпала.

Экспромт оказался крайне действенным.

Каждый раз, когда я начинаю петь про цвета встреченных или умозрительных машин, Мика впадает в медитативный покой и быстро успокаивается, видимо, визуализируя каждый упомянутый автомобиль до вполне осязаемой материализации.

Хит действует неукоснительно и ещё ни разу не подводил.

Поспорить с ним может только другая июльская новинка, сочинённая мной для разнообразия как раз между «Бомбером» и «Магнитом», когда коляска с засыпающим Микой едет по улице Кузнецова мимо психушки, где все маршрутки, разъезжающиеся по Чердачинску в разные стороны, возвращаются домой.

Они сворачивают с Блюхера на Кузнецова возле автозаправки и выстраиваются в очередь друг за другом, поэтому в моём новом хите тоже возникает перечислительная интонация – я вдруг понял, что восприятие Мики не такое быстрое, как у взрослых, и если повторять одно и то же выражение пару раз подряд, то он вполне успевает объединить сразу несколько движений или высказываний в одно, ну, и нагоняет его лучом своего внимания.

А ещё Мике слово «автобус» фонетически нравится – с просторными гласными посредине, напоминающими окна в маршрутке: большие, немытые, они, тем не менее, пропускают целые омуты летнего света.
А вот ещё автобус,
А вот другой автобус
А вот другой автобус
Траля-ля-ля-ля-ля…

А вот опять автобус,
А вот ещё автобус,
И вот опять автобус,
Траля-ля-ля-ля-ля…
Открою секрет. Если будете укладывать Мику под колыбельную про автобус, не манкируйте последней строчкой куплета с «траля-ля-ля-ля».

В этом зонге именно он – самое главное и петь его нужно с каким-то особенным чувством, настойчиво и проникновенно: ровно до тех пор, пока Мика не закроет глаза и не выпустит из рук бутылочку с молоком из рук.




9DA175CB-0C91-4FB8-ADEC-10B7DE2C9CFF — копия

Пока Мика отсыпается, семья живёт напряжённой и деятельной жизнью – все бросаются к недоделанным делам, Даня, например, раскладывает игрушки, извлечённые из того самого гаража, где четверо суток просидела в заточении Василиса.

Она, собственно, туда и проскользнула в тот самый момент, когда Лена извлекала из забвения коробки с игрушками прошлых сезонов – судя по куклам, еще совсем Полины.

В конце каждого лета, когда дети разъезжаются по своим городам и странам, дед собирает всю пластмассовую мелочь по двору и песочнице, чтобы отнести в гараж, а потом забывает о них за зиму.
И в начале нового сезона, возобновлением сезонного быта, мячи, тазы и ведра, пирамидки, кораблики и прочий ширпотреб заново закупаются с удвоенной силой.

А тут за мангалом пошли в гараж и вытащили на свет божий предметы минувших лет, из-за чего игрушек вдруг стало много-много.

И пока Мика спит, Даня снимает с находки все главные пенки, потому что позже придёт младший брат и разметелит предметы по околотку – в желаниях своих он пока непоследователен и совсем не стабилен.

Чаще всего Мике хочется обладать теми же артефактами, что и у брата, из-за чего возникают всяческие коммуникативные затыки, когда старший должен почему-то проявить мудрость и обязательно уступить.

Рядом с Даней, взахлёб ушедшему в корзины с яркой мелочью, сидит баба Нина и вспоминает, что, например, вот эта погремушка была у Полины в самое первое лето – она её купила, когда Поля ещё в родильном доме была.

– Специально ведь поехала в «Детский мир». Ох, тогда я ещё бегала по городу совсем как молодая…

– Баба Нина, так ты и сейчас как молодая, смотри, как хорошо всё помнишь. Значит с головой у тебя всё в порядке.

Когда Мика просыпается, общий порядок обрывается: все вновь сосредотачиваются на младшеньком. Кормят его (опять ест плохо), собирают на улицу и отправляют со мной и с Даней на площадку.

Здесь Мика, потеряв внимание в Дане и его вновь обретённым артефактам, начинает строить кольцевую дорогу для пластмассового трактора. Чертит пальцами в гравии скоростные магистрали, а потом возит по ним трактор на ниточке.

Возит и не замечает, как вихрастый мальчик с неумными глазами, с которым его старший брат тянется играть, несмотря на кислую и высокомерную физиономию, жалуется подружкам, забравшись на горку, что с ним никто не играет.

– Весь двор меня, блядь, игнорит. А знаете, как это обидно?!

Подружки утешают вихрастого мальчика с неумными глазами (он немногим старше Данеля, но выше его на две головы), что они-то всегда с ним рядом, вот даже девочка, известная песней про мир пауков.

Сегодня у неё другая тема и она объясняет общественности, сгруппировавшейся на крыше горки, что нужно есть корни растений, это, мол, крайне полезно.

Молнией срывается она с горки, несётся к бордюру, вырывает какой-то сорняк, с ним снова взлетает на горку и вот уже требует от всех, чтобы попробовали. Вихрастый мальчик хоть и с неумными глазами, но корень дикой ромашки в рот не сует, а вот товарка её (главная Данина симпатизантка) мгновенно засовывает ромашку, с которой подруга заботливо стряхнула песок и дёрн, между зубов и даже начинает жевать.

Если долго гулять на детской площадке – вот как мы сегодня – то кино можно увидеть целиком, сразу же всю серию: через какое-то время мы с Микой отвлекаемся от строительства окружной дороги на дикий крик.

Пьяная тётка кричит на весь микрорайон что-то об аллергии, явно работая на публику.

– А если бы ты начала задыхаться? А если бы твоя подружка сказала бы тебе спрыгнуть с крыши, ты бы тоже спрыгнула? Ты же аллергик! Про отёк Квинке слышала?

Ну, то есть, пьяная мамка вышла с хахалем во двор, а дочка кинулась к ней с рассказом про полезные свойства корня ромашки, за что и отгребает по полной программе.

Рядом с этой громокипящей мамкой, замечаю Даню на корточках.
Он приземлился рядом с подружкой-отравительницей и внимательно слушает истошные женские крики. Разве что не конспектирует. Потом бежит ко мне, удивляться странному поведению чужой матери, вслух.

– Понимаешь, Данель, она пьяная. Ты уже давно хотел узнать, что такое быть пьяным – вот и посмотри, как она кричит. Пьяный человек никого и ничего не стесняется, видишь? И может кричать на других людей во все горло на всю улицу.

Мика продолжает прокладывать дорогу. Упорно и неуклонно, продлевает пути к отдалённой скамеечке за ясенем, на которой занимается китайской гимнастикой странный человек с бородой.

Уже не первое лето наблюдаю за этим эпизодическим гимнастом в возрасте, возникающим со своими плавными, танцующими упражнениями в разных концах посёлка.

Катишь, порой, коляску по Калининградской, мимо стадиона, и он там, где-нибудь в углу, подобно коту, тянется вбок.

Или на площадке у школы для дураков его встречали, творящего нелогичные пасы руками, или вот у «Глухарей», где он живёт в тени высоких деревьев.

Таких стихийных дзен-буддистов в Чердачинске много.

Надо сказать, что Николай Фёдорович Болдырев, главный буддист земли южноуральской, тоже ведь когда-то проживал в нашем посёлке АМЗ в двухэтажке по улице Омской, где мы с ним ещё в прошлом веке и познакомились.

Но Николай Фёдорович Болдырев свои морально-этические и религиозные искания превратил в творчество, слава о котором разошлась по всей Руси великой, а нынешний бородач никак на себе особенно не настаивает – качается в разные стороны у кустов боярышника, подобно тени, молчаливый и самоуглублённый.

Кажется, он не выходит из транса, даже когда строительство скоростной магистрали упирается ему прямо в ноги – внезапно он обнаруживает рядом с собой упорного младенца, улыбается ему в глаза (Мика требовательно смотрит на бороду, мол, уступи дорогу) и вновь погружается в транс.

На скамейке рядом, я замечаю коньячный шкалик и восхищаюсь дядечкой, стараясь при этом не упустить Мику из виду, ещё сильнее – в отличие от Болдырева Н.Ф. дяденька не идёт вслед за Кришнамурти и Ошо, но синтезирует собственный «русский дзен», соединив медитацию с дубильными веществами.

Борода замирает, стоя на одной ноге, чтобы под другой Мика мог построить ещё один участок скоростной магистрали, по которой в будущем помчат скоростные составы и караваны дальнобойщиков, а мне начинает казаться, что вот, ещё мгновение, и он зависнет над землей, дабы не мешать инженерным работам.

Или же растворится в воздухе без следа – вот как Мика: пока я ожидал немедленной левитации бороды, он исчез.

У Глухарей

Кручу головой – а Мика уже на другой стороне площадки, возле горки трётся: Даня-то с неё скатывается, а Мике наверх одному нельзя.

Он тогда что учудил: когда брат демонстративно съехал перед ним раз в третий или в четвёртый, подкрался к нему на самом съезде и стащил с него тапки.

Стащил и побежал по кругу победы – точно в соревнованиях каких-то рекорд поставил, а теперь вместе со всем стадионом радуется.

Потому что сегодня на стадионе, то есть, на площадке в центре «Глухарей» аншлаг: все лавочки заняты мамами, их подругами и няньками, а все снаряды оккупированы детьми – лето же, тепло, дни длинные и кажется, что нет им ни конца, ни края, а детство, расплескиваемое у качелей с каруселями, будто бы заразно.

Ему хочется поддаться, его можно подхватить воздушно-капельными способом или, как минимум, подпитаться, начав строить руками в песке собственный автобан.

Набегавшись по кругу, Мика сам приносит Дане тапки, так как всё заканчивается – не только вот эта конкретная игра или гимнастика у бороды, но и целое лето, ещё вчера казавшееся почти бесконечным.

По дороге с площадки мы опять идём мимо «Бомбера» и всех его автостоянок.

Здесь, у истока улицы Печерской, действительно аномальное место повышенной творческой активности, когда в голове начинают ворочаться стихи и самые необычные мысли.

Причём, судя по всему, не только у меня.

Внезапно Даня ловит за хвост странную интенцию, которую разворачивает вот в такой диалог.

– Вот бы весь мир состоял бы из денег и тогда можно было брать денег сколько угодно.

– А зачем тебе нужны деньги?

– Чтобы быть богатым.

– Богатство должно быть в голове, Данель. Если человек не богат в голове, то ему никаких денег не хватит, сколько бы у него не было, а всё будет мало.

– Как это богатый в голове?

– Ну, это ведь так и говорится – «духовно богатый человек», который делает хорошие дела, чтобы мир стал лучше. Который самостоятелен и умеет всё делать своими руками, поэтому не зависит от других людей. Тот, с кем интересно говорить и который умеет трудиться.

– Мда, как же тогда богата тогда моя мама!

К следующему лету забудутся все подробности нынешнего сезона – все игры и шлягеры, сочинённые на ходу, товарищи по площадке и особенности погоды. Будет что-то другое, а мелочь дед соберёт и сложит в гараж. Чтоб не помнили.


Locations of visitors to this page


16B146A5-65A4-4720-9A95-F346DD7176C0
Tags: АМЗ, помогатор
Subscribe

Posts from This Journal “АМЗ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments