paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Про ежевечернее чтение и его пользу

Не получается у меня читать днём. Даже если время есть. Как ни старайся, что-то не складывается, каждый раз находится причина не брать книгу в руки.
Всё равно срабатывает стереотип, что чтение – занятие, во-первых, горизонтальное, во-вторых, вечернее.

Странная закономерность, многое чего объясняющая.
«Есть время для песен, а есть для молитв» – не совсем верно описывает ситуацию, хотя, конечно, чтение – акт «заботы о себе», занятие во славу само-укрупнения и прописей: с тем, чтобы лучше видеть себя самому.

Хотя занятие это крайне чувственное и свободное от ограничений, в отличие от молитвы, занимающейся чистой, хотя и несколько остервенелой духовностью.

Слишком уж много в молитве надсады и выхода из себя вовне.

Чтение – возможность остаться наедине с самим собой, когда сам себе интересен, но нужен ещё и механизм проявления этого интереса, его что ли, материализация.

Ну, или, если точнее, обнаружение, так как сколько там этой самой материализации в чтении?

Интенция, как и взгляд, бесплотны.

Книга (или любой чужой текст в разных ипостасях тела конкретного текста) – реальный, голова реальна, а в ней аминокислоты вполне реальны, хотя и занимают какие-то совсем уже крохотные величины, чтобы хотя бы казаться овеществлёнными, а вот направленность на объект – чистый воздуховод, до конца так и не разгаданный.

Что происходит, когда чтение происходит, куда оно течёт?
Как собирается, вместе с вниманием и что оставляет внутри?
В каких формах?

То, что у меня не получается читать днём, кстати, и позволяет подойти к пониманию процесса с несколько нестандартной стороны.



Ночные замки из бумаги

Чтение – всегда реакция на конкретный день с его обстоятельствами и мизансценой, внутренней, неподтасованной сутью: темп чтения, желание освоить некоторый объём и утрамбовать его камбэками, впрочем, и сам выбор программы, той или иной – всё это помещается внутри дня, зависит от усталости и рассеянности.

Или, напротив, от степени сосредоточенности, отложенной на потом – для сладких минут общения с самым интересным в мире человеком, скроенным по твоему образу и подобию, который становится видимым из-за присутствия и усилий какого-то другого человека, написавшего книгу, которую я читаю в данный момент.

Интересно наблюдать, как моя самость начинает проявляться на его фоне и даже принимать какую-то форму.

Словно чужое произведение – фотографический проявитель, делающий невидимый слепок с реальности видимым.

Чтение оказывается мощным способом восстановления себя и своей самости, затёртой «льдами» влияний во время длинного дня, внутри которого мы почти не принадлежим себе.

Дело даже не в многочисленных делах (хотя и в них тоже), когда мы почти перестаём быть для себя, но начинаем быть для других, забывая собственные надобы, из-за чего самость начинает стираться (подчищаться), но ещё и в бесконечных влияниях всего, что вокруг, от общих медиа до частных общений.

С семейными, родными и близкими, юзерами и коллегами, участниками наших многочисленных референтных групп, случайными попутчиками и знакомцами: нам не дано предугадать, как и где «выстрелит» то или иное чужое словцо, словечко, тема, взгляд, жест, выпад, неустанно работающие на то (мир вокруг всегда больше мира внутри) постоянное стирание наших самостей, находящихся в постоянном противоборстве (если у кого получается) с этими бесконечными излучениями чужих вливаний.

Вечернее чтение и есть отладка эквалайзера, сбитого в течении дня, перенастройка его, согласно купленным билетам расписанию штатного процесса нашего неостановимого (покуда живы) внутреннего становления.

Это какое-то обнуление восприятия, приводимого к норме, экологическое мероприятие, приводящее эквалайзер в состояние равновесия – вот, примерно, как сон обнуляет физические параметры, подъедая нашу усталость.

Чтение – это продуктивный отдых от всего чужого, оставляющий правильные следы и действительно сухой остаток, который ничто и никто не способен подмочить.

Чтение – это выстраивание перспективы и интенция (мост, практически) в будущее, так как читают лишь те, кто смотрят вперёд (условно говоря, все мы учимся и воспринимаем новое для того, чтобы быть ещё более сильными, устойчивыми и конкурентоспособными), потому что если нет ни линии горизонта, ни того, что прячется за ним, а сознание обращено в прошлое, потребности в чтении не возникает и возникнуть не может.

Чтение (или его отсутствие) – это косвенное свидетельство направленности (устремленности) сознания в ту или другую сторону и чем больше чтения (или его отсутствия) тем, значит, меньше этой направленности.
Тем она, что ли, рассеянней.

Мы же должны постоянно есть, чтобы поддерживать силы организма, рассчитанного на годы работы вперёд, все эти белки-жиры-углеводы нужны нам не сами по себе, но для поддержания в себе жизни, хотя это тоже приблизительная метафора, но ход её кажется мне сегодня верным из-за важности соблюдения баланса: если хочется есть – мы едим, если чувствуем жажду – мы пьём.

Чтение добавляет в этот процесс такую же медицински необходимую индивидуальность, просто её пока замерить нечем.

Иногда мне начинает казаться, что читаю я по инерции, так как приучен, а у других людей есть иные способы восстановления внутреннего баланса, ну, там, сон, спорт, алкоголь, сериалы, ещё что-то, сколько людей – столько и дорог к себе, но когда я, начитавшись перед сном, начинаю проваливаться в сновидение, я ощущаю правильную успокоенность, точно книга – это гаджет с тысячью кнопок, помощь которого в приведении себя в порядок всё ещё недооценима.

И как он это делает, чем и через что добивается, я так не знаю.
Может быть, даже и не хочу знать.

Locations of visitors to this page
Tags: литра, медитации
Subscribe

Posts from This Journal “медитации” Tag

  • А я всё пью и мучаюсь от жажды

    Иногда некоторые дни напоминают другие дни, которые как бы не отсылают к прошлым обстоятельствам и ощущениям, но повторяют их или даже являются…

  • Монолог без свойств. Оммаж Петеру Надашу

    Это, видимо, какая-то телесная пелена, сквозь которую трудно пробиться, но ещё труднее её объяснить. Когда я курил, меня постоянно преследовала…

  • На отъезд Аллы

    Небо спускается на пару ступеней вниз; трется о ноги, как кошка, вихр ится позёмкой, постепенно превращающей мир в монохромный рисунок - слишком…

  • Погода палимпсеста или Недостаточность резервной копии

    Недописанный текст сгорел при переключении между программами. Решил восстановить – не из-за ценности его, но чтобы перепроверить механизмы:…

  • Спи во мне

    Сон начинает завариваться в голове, из-за чего череп тяжелеет и клонится к подушке, затем мон распространяется вниз, дрейфует вместе с кровью,…

  • Чистый понедельник

    Ну, хорошо, что ничего хорошего, значит, будет из чего в выси воспарять, но кто бы уже успокоил Пенелопу, ткущую одно и тоже своё полотно из самых…

  • Ястония

    Андрею Иванову Ястония – это и есть такая наша [твоя, моя] личная Эстония+ Япония в одном флаконе, холодные острова, северные…

  • Империал Август

    Дом постепенно оползает в осень. Особенно ночью, когда дождь и низкие температуры. Мама включила отопление, из-за чего прошлое, постоянно…

  • Попугай Флобера

    Эми Уайнхаус никогда не узнает о бойне в Норвегии. Зато она вполне могла перед смертью узнать, что Булгарию подняли со дна и с большим инженерным…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments