paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Воспоминание о Замке Эстенсе в центре Феррары

Кастелло Эстенсе в Ферраре




Главный замок – центр местной цивилизации, стоит прямо посредине регулярного города, квадрат в плане, окружённый рвами идеальных очертаний с зеркальной, зелёной водой.
И это излишне правильный прообраз всех возможных «северных» замков, застрявших у нас в голове. Подобный Кронборг, на северо-западной оконечности острова Зеландия с видом на Швецию, якобы связанный с местом жительства Гамлета, я навещал в Дании.
Несмотря на тотальную симметрию, со временем он стал практически природным объектом – единой каменной громадой, скалой из сказки, полной тайных ужасов.

Сам Кастелло Эстензе – явное исключение, архитектурного и культурного порядка, возможное только с многократным «превышением бюджета» и возможностей, доступных лишь единичным нобелям, однако, странное дело, обыкновенность провинциального города, окружающего замок кварталами правильной геометрии (Феррара – один из первых европейских городов, расширявшихся по единому плану и регулярной планировке), делает и центр этого мира заурядным и, что ли, выхолощенным?

Заурядным или рядовым, чуть ли не стереотипным, как если Кастелло Эстензе – копия, один из типовых вариантов, расфасованных по самым разным феодальным угодьям.
Такое неожиданное впечатление порождает симметрия его башен, выступающих в ров и вовне мощными своими рёбрами.

Все прочие замки в этой поездке были и будут принципиально неправильными и органически ползучими.

Расширялись они, подобно древесным грибам, нарастая зданиями друг на дружку, тогда как феррарский замок, напротив, щупальцев не выпускает, но поджимает все кишки коридоров и тёмных, сводчатых проходов, под себя.
И в этом тоже проявляется интровертная природа местной страны.

В сравнении с ним, серьёзно разворованная начинка залов в Урбино кажется роскошеством и пиром материальных носителей, мебелей и визуальных впечатлений – плафонов и картин, фресок и панелей с инкрустациями: здесь же из цветастого, живописного разнообразия остались только потолки, расписанные со сдержанной, смуглой изобретательностью – все они подклеены белыми пергаментными лентами для подстраховки, наложенными поверх трещин и рисунков.

В одной из парадных анфилад устроен выставочный зал с картинами какого-то местного символиста, такими же бледными и бедными, как окружающие их залы с минимумом витрин или, хотя бы, стульев.

Чаще всего здесь развлекаются, расставляя по покоям установки с огромными зеркалами, транслирующими, под разными углами наклона, содержание великосветских потолков.
И если каким-то комнатам повезло с расписными плафонами, зеркала создают хотя бы относительное ощущение заполненности.

Про возможности этой институции всё становится понятным уже по «инаугурационной экспозиции» первого этажа, мешающего историю и этнографию с небольшим количеством аутентичной утвари, найденной в культурном слое и, на это здесь сделан главный акцент, намеренно растянутых фотографий с карт, схем и картин, в основном, портретов действующих лиц (от Пизанелло до Досси), недоступных местным музейщикам.
Чужие изображения превращены в билборды, прикрывающие не столько варварскую кладку подсобных помещений, сколько неизбывную опустошённость, постоянно подпитываемую сырыми сквозняками.

Да, почему-то хочется наполнить эти каменные мешки с тяжёлыми, толстыми стенами, хоть каким-нибудь содержанием.
За исключением, разве что, казематов в подвале.
Иначе все эти длинные проходы по парадному периметру и коридоры с этажа на этаж, огромные кухни и помывочные с полами, выскобленные до донца, схлопываются в сознании, превращаясь в одну, бесконечную и невыразительную хронику исчезнувшего мира.

Ну, то есть, до какого-то момента, ещё надеешься, что россыпи чужих богатств настигнут за очередным поворотом, за следующими монументальными дверями, но чу, и там ничего нет, и там, и там тоже.

Есть милое развлечение в виде висячего сада с апельсиновыми деревцами, но оно на главную деталь вряд ли тянет и может служить только бонусом ко всей остальной, отсутствующей программе.

Это ведь знак, когда самым интересным в каждой из комнат оказываются виды из окон – на город, окружающие здание, людей, отделённых от замка зелёной водой?

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре


Locations of visitors to this page


Привет из Ферарры от Антониони: https://paslen.livejournal.com/2261871.html

Кастелло Эстенсе в Ферраре



Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре

Кастелло Эстенсе в Ферраре
Tags: Италия
Subscribe

Posts from This Journal “Италия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments