paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

49 снимков из терминала Б в Шереметьево (в догонку декабрьским полётам)

Терминал Б




В декабре улетали с Леной и с Даней из терминала Б, недавно построенного к чемпионату мира по футболу.

Были там в первый раз, что помогло увидеть каким образом "начальству" представляется комфортное и стерильное будущее - вот таким, с элементами конструктивисткого стиля, адаптированного постмодерном, с большими плазменными экранами, на которых свершается главная красота (в основном, рекламно-патриотическая, с перезвоном курантов).

То есть, если экраны потухнут, красота мгновенно съежится, взамен себя предъявив зияние пустоты, которая и есть главное в этом типовом ангаре.

Вообще-то главной реакцией на глобализацию оказывается развитие местных стилей и этнографических особенностей.
"Аэропорты эры спорта" давным-давно не гонятся за блеском фурнитуры "не-мест", отчуждающих человека от самого себя превращающего его в набор функций.

Из-за локальности топоса аэропорты и являются фабриками по производству будущего (то, что оно заранее отставшее делу не помеха), так как кажется же, что в отдельной и отдалённой, чётко очерченной местности, построить посольство футуризма проще, чем одевать в урбанистические одежды большой и неподатливый город.

Любая утопия превращается, в конечном счёте, норовит превратиться в изящные шорты антиутопию, маскирующую главную свою функцию зоны отчуждения.

Другое дело, что для сокрытия голой и безжизненной функционалки нужны мастерство, деньги и подходы, несовместимые с нынешним российским устройством - вся нынешняя перестройка Москвы через её выскабливание и зачистку - ровно об этом.

Условная Заха Хадид победила с разгромным счётом, архитектура биологических форм, биодизайн и зелень вместо цифры (нестандартные фонтаны, демонстрирующие не себя, но потоки воды; искусство масштабных инсталляций и скульптур, вместо киосков, автомобилей и бессмысленных товаров; некоторая структурная затейливость) воспевают гуманизм частного человека, и только мы плетёмся в самом конце мировых тенденций, устраивая в аэропорту заранее устаревший майдан пустоты.

Красота здесь способна раскрываться через масштабность, подавляющую пассажира, подчиняющую его настройкой на ряд бессмысленных, будто бы антитеррористических процедур.

Новый терминал Б и есть памятник подавления человеческих эмоций, отнимаемых у человека стилистикой ангара, который будто бы не принадлежит никому, но возник из завязи имманентного саморасширения Шереметьево, которое тянет свои щупальца в разные стороны словно бы по какому-то органическому наитию.

О том, что в Чердачинск мы вылетаем не из привычного терминала С., а из Б. мы узнали с Леной накануне - когда открылась он-лайн регистрация, за которой Лена следила вообще из Тель-Авива и сильно напугалась, прочитав про метро, соединяющее отдалённый ангар с основным зданием аэропорта: между двумя её рейсами времени всего ничего, можем не успеть.

Подземный шатл между филиалами Шереметьево оказался быстрым и удобным - в пути он всего-то четыре минуты, однако, от нашей отечественной логистики никогда (!) не ждёшь ничего хорошего, поэтому волновались до последнего - пока не встретились под огромным экраном с плотоядной мордой Александра Реввы.

Ролики, поставленные на репид, словно бы постоянно хотели превратиться во что-то иное, отнюдь не рекламное - в барочную оперу или же в скриншот из порно-оргии: отсутствие смысла замещается личными эмоциями пассажира, вот ведь важная какая догадка!

Важно, что барочное порно транслируют с изнанки экрана, на котором показывают мультяшку со Спасской башней, курантами и узорами в русском национальном стиле.

Интерфейс Реввы, кстати, идеально подходит пустопорожней логике этого "не-места", не украшает, но объясняет его как короб, точнее, хаб бессмысленных разлётов в разные стороны.
Точнее, так: разлёты наши, конечно, осмысленны и, можно сказать, выстраданы жизненными перипетиями, но вот сам терминал, претендующий на выставку достижений антинародного хозяйства, почему-то напоминает об эпохе Муссолини...

Чтобы не заблудиться между мирами разных терминалов, нужно следовать указателям, то спускаясь, то поднимаясь лестницами и эскалаторами, словно бы совершая путешествие внутрь своего путешествия, которое во всех остальных своих проявлениях, остаётся суконно-посконным, как бы ни прихорашивалось.

Тем более, что вокруг наши люди, даже если они и не совсем наши, но туристы из какой-нибудь Азии, заворожённо разглядывающие физиономию Реввы в роли новогоднего Щелкунчика, у которого все зубы орехи гнилые.

Видимо, так и "выглядит" (происходит, чувствуется) священный ужас, погружающий нас в подобие транса - я ведь давно уже заметил, что нахожусь в аэропорту как внутри обморока, раз - и в дамки; как внутри то ли вдоха, то ли выдоха, который уже не делится на составляющие, несмотря на многочисленные процедуры, периоды и мизансцены.

Это как вошёл в холодную воду и уже не вышел из холодной воды, покуда не улетел.

Точно возвращение назад, в город, после всего этого невозможно.

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Locations of visitors to this page


Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б

Терминал Б
Tags: Москва, невозможность путешествий
Subscribe

Posts from This Journal “невозможность путешествий” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Posts from This Journal “невозможность путешествий” Tag