paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Перуджа. Гильдии купцов и менял, ораторий Сан-Бернардино, а так же другие святые животные

Через неделю Перуджа уже как родная – идёшь, не задумываясь куда, на автомате, точно в московском метро, но обязательно попадаешь в цель – и здесь был, и это видел, и Майкл Джексон из этой траттории вновь про мир во всем мире поёт.
Правда, Канта в газетных киосках возле университета сменил Аристотель.
Видимо, это еженедельная серия. 

Впрочем, то, что кажется родным и узнаваемым, имеет привычку выветриваться из памяти быстрее всего остального – как и любые автоматизированные процессы.

И вот уже возникают места, необходимые для того, чтобы пазлы дня сложились. Достаточно пройти мимо круглой, похожей на НЛО, церкви Сан-Анджело, то ли V, то ли VI века. Возле неё всегда тихо и почти никогда никого нет.
И долгий проход к ней по узкой дорожке, с двух сторон окружённой стеной, делает Сан-Анджело далеко удалённым образом на том конце перевёрнутого бинокля.

Я почти уверен, что именно она, наложенная на более актуальные ренессансные образцы, послужила для Перуджино прообразом храма-ротонды, который он ставил в середине своих самых гармоничных ватиканских картин и фресок.





Ну, или, чуть в стороне, Сан-Франческо-аль-Прато (1256), закрытая на ремонт и реконструкцию: с тыльной части эта готическая громада объединяется стеклянными поверхностями с комплексом Академии художеств, по коридорам и галереям которых, однажды, я гулял, среди студентов, пару часов в ожидании конца сиесты.

Стоящий на краю обрыва и дважды разрушенный землетрясениями (последний раз в 1987 году) Сан-Франческо-аль-Прато, впрочем, интересна не сама по себе, но резным ренессансным ораторием Сан-Бернардино (1451), оформленным Агостино ди Дуччо (1457-1462), вместе с местным скульптором Бартоломео ди Маттиоло и вписавшейся рядом со входом в учебный корпус.

Ораторий покрыт розовыми и серыми резными плитами, подробными фризами и изящными скульптурами Архангела Гавриила и Богоматери по краям. Уровнем ниже – фигуры св. Геркулана и св. Констанция. Тимпан с Христом, ангелами и серафимами лазорев.
В люнете розоватый св. Бернардин вписан в нежно-лазоревый фон.

Изумрудные пилястры окружают ниши с полустертыми фризами, окружёнными розовым мрамором с белыми прожилками. Фризы рассказывают историю св. Бернардина и изображениями музицирующих ангелов.

Перед ораторием – огромный зелёный газон. Целое ухоженное прато. На нём массово, отдельными скульптурными группами (точно исполняя поручение куратора, первым заданием которого стало наполнить это самое прато изысканной жизнью) отдыхают студенты и однажды, когда я проходил мимо всей этой красоты на закате, она светилась нежными розовыми оттенками и переливами, сливаясь в единую композицию, включающую расслабленный молодняк.

Гильдии купцов и менял

Но и это ведь ещё не весь комплект Перуджино на исторической родине – есть ведь ещё Зал аудиенций Колледжо дель Камбио, гильдия менял, расписанная Ваннуччи – два небольших сводчатых зала с небольшой «прихожей», вставленных в Дворец Приоров со стороны главной улицы.

Нижняя часть стен закрыта деревянными панелями, а выше человеческого роста начинаются фрески, уходящие вверх – к сводам.
Так что самое интересное здесь – многофигурные композиции с рядами аллегорических фигур и библейских персонажей, выстроившихся на фоне прекрасно сохранившихся умбрийских пейзажей, расположено как бы в люнетах.

Снимать здесь запрещают, а рассмотреть фрески мешает выставка почему-то автопортретов Веласкеса и Бернини, каждый из которых выставлен на отдельной стойке.

Экспозиция эта временная и уже очень скоро переедет в римскую Галерею Боргезе, хотя фотографировать эти дымчатые, с золотистым отливом, стенные росписи не разрешат и без картин.

Дверь сюда находится по соседству с воротами в Национальную галерею Умбрии – прямо у незримой разделительной черты, делящей Палаццо Приори на пинакотеку и лабиринты ратуши, в которой до сих пор сидят муниципальные чиновники.



















Там же, помимо Колледжо дель Камбио (вход с Корсо Ваннуччи) есть ещё внутри городской ратуши и другие расписные терема – например, Колледжо делла Мерканца, гильдия купцов, в 1350 году выкупивших часть помещений первого этажа для места, где они могли совершать сделки.

И это сначала зал для аудиенций, обшитый деревянными панелями, а затем, рядом – большой «актовый зал» Нотариев (теперь здесь заседает муниципальный совет), точно оформленный Иваном Билибиным или палехскими мастерами – с библейскими сценами на фресках стен и с геральдическими символами, гербами и знамёнами на рёбрах сводов, золотых, алых, и синих, чередующихся своим насыщенным, концентрированным окрасом и арабесками, которые делают их похожими на распахнутые театральные кулисы.
Яркие и слишком уж декоративныя.

Вход сюда – через короткий северный фасад Дворца приоров, выходящий на Площадь 4 Ноября, фонтан, и западный бок Дуомо.

Восточный фасад ратуши, если по мне – так являющийся главной эмблемой Перуджи, тоже между прочим, делится на две неравные, ассиметричные части, придающие неловкой готике удивительную физиономичность.

Дело в том, что Дворец Приоров рос постепенно, но постоянно, поглощая внутрь себя окружающие здания (наглядные макеты его разрастания стоят в краеведческих залах пинакотеки), части которого оказывались внутри единого комплекса, как залы гильдий купцов и менял, шкатулками вставленные отныне в единое расписание.

Схожим образом разрастался и герцогский замок в Урбино и герцогский комплекс в Мантуе, да и практически любые средневековые комплексы, но только во Дворце приоров эти склещивания выглядят особенно наглядно.

Воспользовавшись важными правилами туриста (толкай любую дверь, вдруг открыта, иди дальше до тех пор, пока не остановят) я забурился вглубь административных коридоров с проходами на разных уровнях и чередованием фойе и залов разной степени уютности.

Какие-то из них оформлены фресками, другие – официальными портретами (современными, невзрачными), висящими над столами с цветами в кадках и оргтехникой, особенно неуместной в этих средневековых, но отштукатуренных пещерах.

Меня никто не окликал, я ходил здесь, покуда не надоело – это была моя первая перуджийская экскурсия (тогда как Колледжо дель Камбио – одна из последних, бонусных), сразу же задавшая определённую тональность сообщения с городом – неофициальную и почти свойскую.
Этот визит задал и особое переживание местных пространств, накрывающих собой некоторую определённость: перуджийским интерьерам важнее всего закрывать собой разные протяжённости этого места, наполнять собой пустоту, которая цвела буйным цветом на крыше мира до того, как пришли оседлые жители (утруски?).

Сейчас все эти мои определения про определённость неопределённости могут показаться не совсем понятными, но к концу недели я постараюсь распутать и этот клубок.

***
Вход в Колледжо делла Мерканца находится над самой заметной туристической лестницей Перуджи (тут всегда сидят люди, а ещё много птиц…), с которой можно соскользнуть на балкон лоджии – на самом-то деле, эта правая часть фасада Дворца Приоров когда-то была порталом церкви Сан-Северо.

Лестница, ведущая вверх и арки бывшей церкви, устремлённые вниз создают почти идеальное архитектурное соседство, хотя Сан-Северо, как и многие из того, что было перестроено, застроено и растворилось внутри кварталов, жаль, конечно.

Locations of visitors to this page


Tags: Италия
Subscribe

Posts from This Journal “Италия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments