paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

АМЗ. Пасха напополам со снегом и дождём

Весь день идёт снег, забелил всю грязь.
Пробовал чистить - мокрый он и тяжёлый. Рыхлый как каша - начинался дождём при плюсе: погоди постепенно осипала, подкручивала градус на около нуля.

Вчера под вечер появились мухи, вышедшие из анабиоза с механическим гудением мелкоскопической ювелирки, которую Левша подковал.
А день был бархатистый, золотистый, с поджаристой корочкой - тосканский совершенно свет, совмещающий в одной тени сразу несколько состояний от марианской прозрачности до сиенской плотности Симоне Мартини, когда нет глубины, одно червлёное (?) золото.

Такой свет убивает микробов и умиротворяет сетчатку. Тем более, если смотреть на облака, а не под ноги.
Но смотреть надо, чтоб не погибнуть в непосредственной близости от дома.

Грязь непролазная; возвращался из магазина и не смог пройти с тылов Печерской, такой там густой образовался замес, пополам с готическими розами ("секретиками"), вмонтированными в уличную просеку.

Решил обойти грязевой затык по параллельной Столбовой (к тому же, она шире, хотя у неё наклон более крутой), но там ещё хуже, грязнее.

Пришлось пойти в дальний обход и тут увидел возле школы для дураков лужу размером с футбольное поле, точнее, на всю спортивную площадку по соседству с хоккейной коробкой, залип на отражения зимних шин, используемых в качестве прыгалок - летом помогал Даньке перепрыгивать с одной шины на другую, а теперь, из-за воды, они уже не половинчатые, врытые в землю, но вновь, на пару дней, круглые.

Хотя если снег не прекратится (вроде, должен, завтра плюс обещали)всё ж раскиснет до последней стадии первородства - когда земля только-только отделена от неба, но пока не до конца ещё, вот стихии и путаются в показаниях - самое оно для пограничного мартапреля, когда дух бесприютности бесприютно витает над пустой и голой почвой.

Давно замечено - подобно первой половине дня, первое полугодие идёт по пути расширения своих единиц измерения, когда каждая последующая неделя кажется длиннее предыдущей.
Тоже самое происходит и с шестью месяцами, где, из-за праздников, январь кажется совсем коротким, приплюснутым каким-то; февраль - растянутой резиной из-за ветров своих сказочных да светового дня, похожего на упражнение для беглости пальцев.

В марте, несмотря на то, что день увеличивается практически до белых ночей, усталость и ожидание изменений, делают его едва ли не самым длинным месяцем года, когда уже забываешь, что у него должен быть конец, тем более, что апрель подхватывает март примерно на одной и той же ноте - вот как в хоре хористы продолжают друг друга, когда на выдохе заканчивается дыхание.

С маем тоже всё понятно - он глубок и подвижен (гибок) как омут, подписывающийся от всех поднакопившихся ожиданий - очень уж хочется наесться вдоволь тепла, света, заполненности пространства свежестью, переходящей в пылевые бури и обратно.

Так и июнь нагревается постепенно - с полутонами и оттенками, составляющими эффекты дополнительного объёма, расширительной глубины.





Насколько я (мы все) люблю Рождество, настолько опасаюсь Пасхи.

Думаю, многим знакомо это чувство опасности, оттаивающей вместе с сугробами.
Один мой приятель сформулировал это интуитивно как "не все из нас доживут до весны", точно Пасха - это рассвет нового дня, в том смысле, что настали святки - время тревожное на солнечном подъёме есть часы обнуления, примерно с половины пятого и до шести, когда сами знаете как возрастает опасность сердечно-сосудистых.

Некоторые отчаянные, пытаясь обмануть судьбу, стараются в это время не спать, но судьбу не обманешь и рассвет всё равно наступает, вместе с зоной риска, неважно, спишь ты или нет.

Пасха и есть такая вот зона риска, до наступления которой напряжение копится и никуда не уходит, в Фейсбук невозможно зайти без очередных уведомлений о чьём-то уходе, уходах, смертях.

Входишь в ФБ как в холодную воду, мысленно сжавшись, внутренне зажмурившись, готовый к отрицанию любой отрицательности.
И всё равно не бываешь готов к тому, что тебе наплюют.

Я никогда не пишу при первом толчке желания писать, обязательно жду второго, считаю до ста десяти.

За это время Любая, даже самая отсталая соображалка способна добраться до сердцевины желания и подсказать, что от токсичного желания ("идите сюда, здесь говно"), всё-таки, лучше воздержаться - на улице и без меня не пройти, не проехать без тягача и катка, разглаживающего у дороги пост-зимние морщины.

Пасха запускает механизм травы, а, главное, будто бы приостанавливает массовый мор в Ойкумене, по крайней мере, оставляет такое впечатление, вероятно, и ложное, субъективное, выращенное усталостью и одиночеством, а не реальной "правдой жизни".

Словно бы Печерская и Столбовая переступают незримый порожек, за которым тепло, сухо и уже можно начёсывать внутри улиц уют.

Пока писал, на границе дня и последних сумерек, белый снег прекратился, хляби раскисли, закисли да разговелись, перешли в текст.
Присно, пресно и во веки веков.

Locations of visitors to this page
Tags: АМЗ, весна, пришвин
Subscribe

Posts from This Journal “пришвин” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

Posts from This Journal “пришвин” Tag