paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Равенна. Посредине неба. Мавзолей Галлы Плацидии/ Mausoleo di Galla Placidia

В Равенне несколько мест силы, разбросанных в разных частях города и все они вскипают вокруг мощных архитектурных или культурных ускорителей – как Зона Данте или территория на задах Дуомо.

Ускорители необходимы для этого интерфейса, самого по себе мощного и экстраактивного – средневековые города копят силу, наперегонки вместе с усталостью, это противоборство мгновенно передаётся фланёру, исподволь попадающему внутрь перетягиваемого каната.

У романских церквей или же на площадях, оформление которых занимало века, взбухают омуты одышки и, вместо того, чтобы расслабиться и передохнуть, ловил себя на желании спрятаться куда-то подальше, поглубже. Других, видимо, это не касается, так как люди на площадях любят жить особенно активной и протяжённой жизнью – примерно как на лесной опушке, залитой солнечным светом.

Зона Мавзолея Галлы Плацидии, стоящей наискосок от Сан Витала и Национального музея – ровно такой заповедник вненаходимости, выделенный в отдельное агрегатное состояние. Вокруг изгороди шумят кафе и галереи, торгующие туристическими мозаиками, а переступаешь порог охранной зоны и точно откатываешься куда-то назад – не в каком-то там историческом времени, но в собственном хронотопе.

Внутри него есть такие тихие, будто бы лестничные, площадки пустых домов, где никто уже давно не живёт. Может быть, имеет смысл говорить о каких-то окончательно забытых состояниях из прошлой, позапрошлой жизни – об опыте переживания, который был, да сплыл, а теперь возникает по аналогии и начинается рифмоваться.

Или же, может быть, так работает предчувствие иных охранных зон, выделенных для памятников в других городах и странах, где ещё только предстоит побывать.
Этот зелёный газон между романских строений (помимо мавзолея и монументально набычившегося Сан Витале здесь ещё стоит действующая церковь, а вокруг да около идут реставрационные и археологические работы) связывает и стягивает разрозненные строения воедино – то ли разглаживая, то ли комкая травяную скатерть.





Низкорослый, пришибленный, напрочь кирпичный Мавзолей Галлы Плацидии затерялся в самом углу.
Видимо, для того, чтобы стать главным раздатчиком нутрянного вай-фая, окучивающего сначала территорию возле, а, затем, и весь прочий город.

То, что он мощный чувствуется сразу, даже на расстоянии, несмотря на маскировку в неказистости. Огибаешь шершавые, грубые стены, попадаешь внутрь, где тебя встречают поблескивающие сокровища.

Мозаичные панно работают средостеньем двух цивилизаций, прорастающих сквозь друг друга.
Технологии – древние, римские, содержание – яростно актуальное: христианство как последняя мода насыщает старые мехи собственным смыслом и новой архаикой. Это не революционное, на эволюционное, растительное и органическое преображение, подмигивающее яркими цветами на голубом, золотом, фиолетовом, жёлтом, болотном глазу.

Входная арка оформлена как параллельный фиолетовый небосвод, но небо есть и выше – под главным подкупольным потолком, выгнутым кошачьей спинкой. Звезды здесь уже не текут по реке в том или другом направлении, но центростремительны и бегут в на встречу друг с другом.

«Открылась бездна звёзд полна» – это как раз про эти мозаичные своды. Не скажешь, что арочные проёмы и главный купол разогнаны до больших скоростей и как-то особенно выгнуты: амплитуда их невелика, но там, где заканчивают архитекторы, приходят мастера мозаичных дел и рука не повернётся обозначить их ремесленниками.

Впрочем, если это место встречи и диалог, самое начало новых времён и канона не существует, роль персональных представлений заказчика и оформителей о том, что такое хорошо и что такое неважно возрастает тысячекратно.

Есть свобода сделать так, как тебе нужно и Википедия всем объяснит политические смыслы и идеологические подтексты заказа, в котором, возможно, Галла никогда и не отдыхала – умерла она в Риме, там была похоронена, а Равенна, довольствуется неусыпным кенотафом, всем на радость и на удивление.

Эта взаимность времён притягивает – хочется бежать дальше, но застреваешь, осоловело шаришь глазами по сводам, в углах которых машут руками фигуры в тогах. Нужно идти расставлять галочки даже, но как отказаться от бездны, в которую уже заступил?

Музейное мышление учит правильно рассчитывать силы, экономить усилия и пропорционально тратить время, так как за любым поворотом может случиться что-то ещё, насыщающее и забивающее воспринимательную машинку до отказа.

На этом противоречии, собственно говоря, и строится вся моя экскурсионная политика всех этих дней в Равенне – остановиться, чтобы запомнить, бежать, дабы забыть, освободив место на жёстком диске для новых мгновенных снимков.

Википедия: https://ru.wikipedia.org/wiki/Мавзолей_Галлы_Плацидии

Locations of visitors to this page


В предыдущих сериях:
В самолете-1. Поломка и оттяжка: https://paslen.livejournal.com/2205596.html
В самолете-2. Ожидания: https://paslen.livejournal.com/2205853.html
Первый глоток: https://paslen.livejournal.com/2205993.html
Думы о родине. Русский язык: https://paslen.livejournal.com/2206400.html
Путешествие как текст: https://paslen.livejournal.com/2206903.html
Национальный музей Равенны: https://paslen.livejournal.com/2207144.html
Равенна. Сан Витале: https://paslen.livejournal.com/2207375.html







Tags: Италия
Subscribe

Posts from This Journal “Италия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments