paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Парк "Зарядье". Из ниоткуда в никуда или Портрет хтони

Гулял сегодня по парку “Зарядье”, много думал – идея нового аттракциона, конечно, ускользает и поначалу кажется, что её просто нет.
Но глядя на биоморфные формы, отсылающие то к Гауди (есть прямая цитата), то к Захи Хадид и раскиданные среди искусственно насыпанных холмов с березками и пузырей земли, понимаешь – с помощью парка, заделанного в символическом месте (вместо гостиницы «Россия», рядом с Красной площадью – куда уж символичнее) нам явлен образ будущего, каким его чувствует нынешняя российская власть.

В этом, кстати, «Зарядье» идеально рифмуется с собянинской реновацией, размазывающей пустоту по плитке: по его задумке столичные улицы, расширенные, облагороженные, засаженные деревьями и лишённые позорных проводов «как в Стамбуле» должны сделать Москву окончательно европейским городом постиндустриальной эпохи.

Лужков был более отсталым, поэтому и гадил городу уродливой архитектурой, которую теперь невозможно избежать и когда он ушёл, окончательно замусорив ландшафт практически везде, было интересно куда поплывёт и где выплывет коррупционно-градостроительная мысль, так как Москва как "место на земле" оказалось максимально (чуть ли не окончательно) засиженным предыдущими местоблюстителями.

Можно было, конечно, восстановить Сухареву башню, построить сто церквей и тысячу высоток, но для этого нужно было решить массу накладных вопросов, и тогда проще обернуться с типовыми пятиэтажками, поставленными на поток и украшением улиц, пустота которых принципиально необживаема. Неотапливаема.
Ревзин писал о сублимации гостиной, но вышел плац перед казармой, потому что у нас что ни делай – обязательно выйдет автомат «Калашникова», соответствующий уровню российской цивилизации и общественной эмансипации.
Европу невозможно построить северокорейскими способами: всё равно Пхеньян выйдет.





Советское благоустройство приближало коммунизм – для того, чтобы наши дети жили в городе социалистической культуры и быта, пока советских людей просили потуже затянуть пояса.

Собянин и его вассалы, продолжившие лужковские практики в принципиально иной плоскости (респект, конечно, но насколько же они теперь усложнили интеллектуальную задачу для следующего мэра - впрочем, их проблемы) являют будущее здесь и сейчас, так что терпеть неудобства приходится совсем немного – каких-то полгода.

Изменился характер времени: линейное время модерна ушло, настоящее же состоит из индивидуальных хронотопов.
В отсутствии общей цели все эти времена равны и имеют одинаковые права на общее пространство.

Поэтому будущее (опять же, последние дни наступают – с президентскими выборами непонятно и что последует за ними – тем более, так что жить и обогащаться надо не откладывая) вываливается на выскобленные улицы и теперь вот в парк, предлагающий как бы альтернативу Красной площади.

На ней, как известно, «всего земля круглей» и человек, проходя Василия Блаженного и Васильевский спуск, скатывается в межеумочное пространство между городом и рекой. Главное в нём должна занимать природа и авангардные постройки, белеющие среди елей и берёз.

На Красной площади брусчатка, а тут плитка, но положенная таким образом, что она будто бы расползается, давая свободу траве и низкорослому кустарнику.
Это такая окончательно покоренная человеком природа, прирученная и нарезанная ломтиками.

Красная площадь – огромный параллелепипед пустоты, окружённой эффектными историческими зданиями, тогда как парк «Зарядье» наоборот группируется вокруг насыпных, искусственных холмов и мостиков, окружённый пустым простором набережной и снесённого Зарядья.

Размеренный город, расчерченный на неправильные классики, скатывается к реке, где и спотыкается о непонятное многоуровневое хаотическое варево, служащее альтернативой всему, что вокруг и уже устроилось, устоялось.

Там же все насыпано и подкопано, ландшафт постоянно меняется, из-за чего начинает казаться, что парк взялись облагораживать, да бросили на середине дороги.
Точно произошёл обвал, землятресение или какая-то иная техногенка, так как больше всего структура "Зарядья"напоминает разверстую, незаживляемую рану.
И дело не в том, что он только что сделан, но сама идея у него такая – вечного-бесконечного долгостроя, ложной руины, выросшей внутри катастрофического хронотопа и оплетаемой в запустении искусственно выведенными лианами.

Вышел двойной симулякр – площадка, освобождённая от гостиничного комплекса была сначала искусственно превращена в разнообразный ландшафт с подсвечиваемыми сосцами, чтобы затем, на другом этапе строительства, превратиться в будто бы естественное нагромождение лесного массива в холмистой местности, не имеющей чёткого прообраза в офф-лайне, так как, к примеру, ни среднерусская равнина, ни уральская горно-заводская область ландшафтными особенностями «гармошки» не обладают.

В парк напихали массу локальных заманух, но не придумали как их связать между собой и как придать разнобою хоть какой-нибудь смысл, или, хотя бы, логику "особенной стати", потому что если на месте «России» и правда построили «карту России» с тундрой и тайгой (или что там у них в бизнес-плане), то будет уже совсем смешно – типа Кремль построил у Кремля миниатюрную модель России, так как не справляется со всей прочей, что ли?

Парк он же должен к чему-то стремиться и куда-то течь, даже если он совсем не регулярный – вот как в Павловске, где царский дворец, расположенный не по центру, тем не менее, собирает карту-схему в нестандартный, но пучок.

В «Зарядье» нет ни центра, ни периферии, так как пунктумы, вроде концертного зала, пресс-центра, ледяной пещеры или моста-скрепы разбросанные как бы в живописном беспорядке, между собой контактируют мало.
Ну, если честно, они вообще никак не контактируют, как и положено в лесу, где каждая полянка - сама по себе.
То есть главная "идея" парка - это "первозданный лес", возникающий внезапно среди заиндустриализованного пейзажа - так как главный предмет удивления тут именно что стихийные лесопосадки, выросшие непонятно откуда.

Если бы архитекторы назначили главным – концертный зал, то всё остальное пространство автоматически отстроилось бы по отношению к концертному залу.
Если бы самым важным было создать лес (или "пузыри земли" с подсветкой, или вид на реку или панораму на остатки церквей Варварки, или придумать геополитический Диснейленд) то приоритетом строительных работ стала бы ботаническая составляющая.
Ну, или что-то иное, в соответствии с планом и замыслом.
Однако, случилось странное, хотя и почти логичное, естественно из стихийного постмодерна вытекающее - "Зарядье" делали про всё сразу, а вышло ни о чём.
О бешеных деньгах, буквально закопанных в землю.

Но нет же, деревья сюда завезли многолетние (жалко их как живых, очень хочется чтобы прижились) и даже всякие полевые и луговые сорняки, которые обязательно должны дать поросль, но все они стоят одинокими, на просвет, вдовами потому что (береза – известный сорняк и захватчик пустошей, вполне возможно, что уже через десятилетия тут будет город-лес) главное здесь – всё та же безыдейная пустота, спускающаяся с неба.

С другой стороны, воздух от реки свеж и без деревьев, которые ещё когда наберут сок (а возле очередной альпийской горки даже пахло сыростью и грибами), а если бы тут понастроили очередного современного дерьма, заслоняющего горизонт, было бы хуже, ибо на деконструкцию и упомысливание «лужковского дискурса» нужна особенная политическая воля.

Главное достоинство «Зарядья» в том, что его будет проще деформировать, нивелировать или же перестроить, когда у власти и у общества появятся реальные идеи общежития режима, народа и страны, после чего идеи для символически насыщенного пятачка возникнут сами собой.

Нынешнее болото с холмами и стальными спицами, идеальными для терактов, это и есть зримое воплощение каши в голове и необустроенного промежутка, которым являются наши стыдные десятые годы.



Вроде как судить-рядить рано – парк открыли только сегодня и пока это, вроде, прообраз того, что должно получиться, но, с другой стороны, если будущее явлено, то оно уже наступило. Причём со всех сторон.

Мэрия сама лезет под рецензию, так как никаких особенных причин открывать парк не было - в Москве не проводится олимпиады, а до Фестиваля молодёжи и до чемпионата мира по футболу еще есть время.
Видимо, важнее всего отчитаться о потраченных бюджетах, явив парк именно в том виде, в каком успели, а там - забыть как страшный сон и трава не расти.

Я вспоминаю, как попал в барселонский парк, построенный Жаном Нувелем в Побленоу по дороге на Форум как раз накануне моей поездки.

В нём тоже видны были отдельные недоработки, но в целом парк работал уже теперь. Он состоял из конкретных звеньев и идей, которые настоящее время легко и логично сочетали с будущим, построенным на вырост.
Перспектива Park Central Poblenou, без каких бы то ни было наворотов, легко возникала на каждый просвет, при том, что он уже существовал в самодостаточном режиме на момент своего не слишком дорогостоящего открытия.

Барселоне не нужно придумывать (высчитывать, конструировать) своё будущее – завышенный уровень комфорта там уже есть.
Нам же снова нужно подождать – как раз период, равный остатку наших жизней, для того, чтобы всё постепенно (мутировало, выздоровело) пришло хотя бы в относительную норму.

И это уже не градостроительная, но политическая проблема, культурой-архитектурой и даже туристической инфраструктурой её не излечишь.
Значит, и, на самом деле, "Карта России", жаль только — жить в эту пору прекрасную уж не придется — ни мне, ни тебе...




Locations of visitors to this page






Tags: Москва
Subscribe

Posts from This Journal “Москва” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

Posts from This Journal “Москва” Tag