paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Стоп-кадр: полтора часа первозданной тишины

Около часа ночи отрубился свет, причём сразу везде, во всём посёлке – не когда одна улица или квартал отрубаются от источника, но вся ойкумена погрузилась в неразличение, как со стороны Уфимского тракта (где, всё-таки, большая бензоколонка и омоновские казармы), так и со стороны поселкового партера, упирающегося с высотные новостройки, слева и в девятиэтажные «Глухари» справа. Только одинокие автомобили рассекали уличную мглу, словно бы потерявшись. Лес стал значительным и страшным, над Шершневским водохранилищем, огибающим юго-запад города, отчётливо проступило перламутрово-жемчужное зарево, напоминающее подбой ночных картин немецких романтиков (тех, что с останками готических руин). Это, видимо другой берег Северозапада воду подсвечивал и в небе отражался. Поселковый партер мгновенно выцвел, превратившись в дореволюционную фотокарточку. Накануне шёл снег, крыши серели бельмами и вдалеке превращались в дым. Я долго стоял у окна и слушал (точнее, пил) абсолютную тишину, так как скорость звуков (или же их отсутствия) гораздо быстрее скорости света и, тем более, электричества. Тем более, что, как только свет отключается, начинают шебуршиться и выползать наружу всяческие архетипические страхи. Очень уязвимо себя чувствуешь уже оттого, что горизонт планирования резко сужается до территории кровати, где и схлопывается окончательно.

Полная темнота невозможна даже за городом, а вот тишина, оказывается, есть, иногда её бывает даже очень много. Хтонь (тягостна она не сама по себе, но своими пушистыми, шершавыми тенями, своими тёмными антителами)проще переживать под двумя одеялами, так как единственный звук во вселенной – пощёлкивание остывающих батарей: дом наш отапливается электричеством и всё у нас завязано на электричество, поэтому полная тишина – это когда вообще ничего не работает. Птиц зимней ночью тоже нет, собаки спят и даже ветер отсутствует. Вижу, как в некоторых окнах отдалённых многоэтажек начинают теплиться и мелькать размытые огоньки – там тоже есть люди, уцелевшие после ядерной катастрофы. Но, почему-то, я не чувствовал солидарности с ними – между нами всё равно лежала пропасть и дымила отсутствием. Интересно, что когда свет дали, огни зажглись в совершенно других окнах. Это произошло часа через полтора, когда дом начал заметно остывать. Впрочем, второе одеяло не понадобилось. Сначала зашуршали провода и кабели, запиликал телефон и только после этого, словно бы заспанный, протирающий глаза, появился свет. Значит, стало возможным ложиться спать.
Tags: АМЗ, дни
Subscribe

Posts from This Journal “АМЗ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments