paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Как нарушение законов приводит к искажению реальности

Пен-Центр продолжает разлагаться: вывесили очередное решение своего фальшивого президиума, избранного с нарушениями (точнее, с полным игнорированием) устава. Впрочем, на перевыборном собрании в конце декабря, где не было никакого кворума, выяснилось, что уставов, вообще-то два – по одному ПЕН живёт и действует, а другой (более правильный) находится в инстанциях.

Не хочу рассказывать обо всём этом детально, ибо в частностях и оттенках можно легко увязнуть – пеновская Санта-Барбара тянется уже не первый год и это только поначалу казалось, что порядочный человек, попадая в ПЕН, сталкивается с очевидными и легко рассеиваемыми недоразумениями – настолько то, что мы там видим, вопиюще, карикатурно, да и попросту глупо.

Но уже очень скоро понимаешь, что дело не в стечении обстоятельств и не чьей-то злой воле (хотя всё это тоже имеет место), но в системном кризисе, поразившем структуру от начала и до конца.
Вообще ничего не создающий и не производящий, практически ничем не владеющий и ничего не умеющий, нынешний ПЕН логично превратился в ещё одну организацию-фейк и классическую разводку для лохов, причём лохов "по все стороны баррикад". Разводят здесь всех – своих членов, международный ПЕН, общество, продолжающее реагировать на некогда респектабельную аббревиатуру, читателей, писателей, госструктуры, в общем, всех, кто сам, и по своей воле, ведётся на этот обман. Симулякры никому не прощают невнимания или доброго к себе отношения и, чем более они бесполезны, тем сильнее въедаются в кожу, тем настырнее встраиваются в процесс обмена веществ.

Вообще, в этой ситуации, если брезгливость позволяет во всём этом ковыряться, можно сделать массу интересных культурологических наблюдений.
И над особенностями поведения толпы, способной нивелировать, да и попросту разрушить, любые, даже самые оригинальные индивидуальности.
И над пустопорожностью тщеславных амбиций, адской воронкой втягивающей людей в зыбкую пустоту, которая ничего не производит, но, при этом, постоянно расширяет границы своего беззакония.
И над спецификой литпроцесса, успехи в котором оказываются нужны не для проявления собственно литературных (художественных, эстетических) усилий, но ради карьеры, для которой приставка «член ПЕН» - самое оно. Писатели входят в коллективные организации для того, чтобы перестать быть писателями (индивидуальными производителями оригинального контента), добровольно отказываясь от своего общественного статуса, чтобы стать (может быть, от неуверенности в талантах?) колёсиками и винтиками невидимой махины распределения благ и взаимопомощи.

Писательство это же, в первую очередь, даже не про складные сюжеты, но про самостоятельность мышления, выражающуюся в неповторимых творениях, всегда (таков закон) отличающихся от умонастроений, царящих в обществе. Настоящий писатель находится в оппозиции или сложных отношениях со своим временем не из-за привередливости или дурной натуры, но, от того, что, создавая новое, он автоматически вступает в конфликт с тем, что есть.
Тут или «новое» (= безусловные литературные заслуги), или комфорт (карьеры, премии): мы же, как правило, читаем книги не генералов тусовки (чьи таланты, если они есть, находятся в области добывания благ, а не в области писания текстов), но одиночек и маргиналов, буривших свои скважины в гордом одиночестве – любое нетворческое (да и даже творческое) общение съедает оригинальность, оборачиваясь «сюжетом усреднения».

Анализируя тех, кто мне реально интересен и действительно востребован в приватном чтении по зову души (от Пруста и Джойса до Платонова, Бланшо и Надаша), я вижу только мизантропических социопатов, умело конвертировавших в литературу собственную особость.
Вот и удивляйся потом, что первично – курица или яйцо? Искренняя писанина или тусовка? Литература или блага?

Поразительно, что требование неповторимости и оригинальности (мышления или позиции) от творца (то есть, того, чьи прямые обязанности – бороться с косностью, штампами, стереотипами) или того, кто себя таковым считает, отныне становится неприличным и начинает вызывать скандал.



Ближе уже не бывает

Я часто вспоминаю инцидент с актёром Пореченковым, который целился из автомата в сторону Украины не от того, что прирождённый милитарист и агрессор, но " просто потому" что все вокруг него именно в ту сторону целились.

Показательным было и недоумение Пореченкова, долго не понимавшего, что же, собственно говоря, инкриминирует ему возбуждённая общественность. Ведь он не делал ничего особенного, чего не делали бы и не продолжают делать другие. Актёр всего-то транслировал разлитые в нынешнем российском обществе поведенческие нормы, а поплатился (да и поплатился ли?) «народной любовью» за то, что сделал «всё то же самое» публично, «при свете софитов», напоровшись на возможность другого взгляда.

Вот и то, что творится в нынешнем ПЕН-центре становится возможным из-за общих социокультурных установок, обобщаемых фразой, приписываемой Брежневу: «Если нельзя, но очень хочется, то можно». Писатели ведь и тут не оказываются первопроходцами (забудем о требовании к ним быть передовыми и оригинальными, как о пораженческом и наивном).
Глупые манипуляции с выборами и уставом, который сначала систематически нарушают, а, затем, войдя во вкус, полностью игнорируют напоминает мне ситуацию с отъёмом Крыма или спортивного скандала с массовым употреблением мельдония. Все эти истории показывают, как в капле воды, общее состояние «уровня моря» общественных нравов, невидимое со стороны (раз уж мы находимся и живём внутри него).

Дело начинается с малого, но именно ежедневные (и до поры невидимые, малоощутимые) нарушения делают власть и общество нечувствительными к нарушениям законов и договорённостей. А отсюда возникают возможности и даже потребности ещё более радикальных нарушений и искажений правовых норм – в том числе международных.
Сначала «правовая база» нарушается и подтачивается внутри государства, не встречая никакого серьёзного сопротивления и, оттого, все эти заступы, в конечном счёте, становятся единственно возможной нормой. После чего ситуативное своеволие переливается через края и границы страны, попадая на территорию международного права.

Ну, в самом деле, ну, а что тут такого? Ведь Крым же, на протяжении столетий, был нашим и мы просто взяли и вернули то, что принадлежит нам по праву.
Ну, подумаешь укол, а что, европейские или американские олимпийцы не делают того же самого? Чиновники спрашивают неизвестно кого: «им можно, а нам нельзя?», вместо того, чтобы навести порядок в собственном доме, переставая заглядываться на соседский палисадник.
Для себя я называю подобные ментальные конструкции «логикой Чикатило»: ведь если Чикатило убивал, значит, и нам, что ли, можно?

Самое ужасное в нашей жизни то, что нарушения и тотальное бесправие проявляются и становятся видимыми только попадая на территорию интернациональной активности.
Годами все мы варимся в ежедневной, ежечасной информационной неопределённости, среди фейков, неправд и повсеместных подмен, масштаб которых определить невозможно, так как цепочки злонамеренных подобий охватывают не только политику и культуру, но, например, производство продуктов или продажу лекарств.

Из-за чего вырождение ПЕНа оказывается вопиющим только на фоне полноценной правозащитной активности международного ПЕНа.
Оценку захвату Крыма дают санкции других государств.
Все тоже самое происходит и с допинговыми скандалами – ведь если бы наши спортсмены не принимали участие в международных соревнованиях, происходящих на чужих территориях, реально (а не декларативно) живущих по правилам и законам, вряд ли мы узнали бы что-нибудь новое про злоупотребление мельдонием.

Про порядки и нравы, царящие в тюрьмах и лагерях мы ведь тоже узнаём, когда случается нечто экстраординарное и небольшой кусок правды вылезает из-за колючей проволоки на всеобщее обозрение.
В «Старых записных книжках» Петра Вяземского мне нравится фраза (не могу найти её, поэтому цитирую приблизительно, если кто знает и поможет найти, исправлю на дословный вариант) о том, что законопослушность базируется отнюдь не на страхе, но на зрелом нравственном чувстве.

Locations of visitors to this page
Tags: СМИ, писатели
Subscribe

Posts from This Journal “СМИ” Tag

  • Торжество некрореализма в действии

    Пн, 03:00: Каждый день медиа и соцсети приносят сообщения о разных смертях, нас эмоционально затрагивающих. То из близкого круга, то из…

  • Чердачинская агитация и пропаганда

    Для памяти оставлю себе тут образчики предвыборной рекламы, забившей Чердачинск до основания (в сентябре – выборы в Госдуму) в соседстве с афишами…

  • Южно-уральская магнитная аномалия

    В моей ленте лихо перепощивают кривоватые ролики с прогнозом погоды на СТС-Челябинск. На прошлой неделе жанр медийного « шапито» представляла…

  • Карма

    Две важные мысли. Одна из другой. Социальное освобождение всегда способствует внутреннему раскрепощению. «Серебряный век» и «религиозно-философское…

  • Новое слово

    Все-таки, газета как была, так и осталась лучшей формой потребления дозированной информации (как, видимо, и книга, которую пока ничем заменить…

  • Как Никас Сафронов свою картину Софи Лорен подарил

    Пока в Перми увольняют Марата Гельмана, в мой родной Чердачинск привозят первую в истории города выставку картин Никаса Сафронова. Об этом в…

  • Ничто и нечто

    Что бы это ни было, комета, метеорит, НЛО или неправильно посланная ракета, следует признать, что выглядит оно идеальным медийным вирусом – и…

  • Пресс пресса или Идеология мясных машин

    Читая дневники Шапориной, не могу отделаться от нескольких, связанных между собой ощущений, имеющих едва ли не физиологическую выраженность. Они…

  • ПенсионерЪ

    Мои родители, постоянные подписчики главной чердачинской газеты «Чердачинский рабочий», получили внутри газеты, вкладышем, новое издание – газету…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Posts from This Journal “СМИ” Tag

  • Торжество некрореализма в действии

    Пн, 03:00: Каждый день медиа и соцсети приносят сообщения о разных смертях, нас эмоционально затрагивающих. То из близкого круга, то из…

  • Чердачинская агитация и пропаганда

    Для памяти оставлю себе тут образчики предвыборной рекламы, забившей Чердачинск до основания (в сентябре – выборы в Госдуму) в соседстве с афишами…

  • Южно-уральская магнитная аномалия

    В моей ленте лихо перепощивают кривоватые ролики с прогнозом погоды на СТС-Челябинск. На прошлой неделе жанр медийного « шапито» представляла…

  • Карма

    Две важные мысли. Одна из другой. Социальное освобождение всегда способствует внутреннему раскрепощению. «Серебряный век» и «религиозно-философское…

  • Новое слово

    Все-таки, газета как была, так и осталась лучшей формой потребления дозированной информации (как, видимо, и книга, которую пока ничем заменить…

  • Как Никас Сафронов свою картину Софи Лорен подарил

    Пока в Перми увольняют Марата Гельмана, в мой родной Чердачинск привозят первую в истории города выставку картин Никаса Сафронова. Об этом в…

  • Ничто и нечто

    Что бы это ни было, комета, метеорит, НЛО или неправильно посланная ракета, следует признать, что выглядит оно идеальным медийным вирусом – и…

  • Пресс пресса или Идеология мясных машин

    Читая дневники Шапориной, не могу отделаться от нескольких, связанных между собой ощущений, имеющих едва ли не физиологическую выраженность. Они…

  • ПенсионерЪ

    Мои родители, постоянные подписчики главной чердачинской газеты «Чердачинский рабочий», получили внутри газеты, вкладышем, новое издание – газету…