paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

"Турист. Новая теория праздного класса" Дина Макканелла, Ad margemen/"Гараж", 2016

Для описания социокультурных процессов необходимо выбрать метод и предмет приложения, через который лучше всего раскрываются особенности современности (модерности). Макканелл считает, что лучше и нагляднее всего особенности текущего момента (книга впервые опубликована в 1976 году) выражает туризм – единственный способ объединить разобщённых людей в единые ментальные структуры.
Постмодернистское общество (а середина 70-х – самый расцвет поструктуральной теории и практики) максимально атомировано, марксизм (в первой половине книги – масса ссылок на прибавочную стоимость и роль пролетариата как ведущей силы исторического развития) более не работает.
Ну, хотя бы оттого, что не только плоды труда нынче отчуждены от своих создателей (капиталистический обмен становится всё более символическим и даже метафорическим), но всё чаще и чаще сам производственный процесс оказывается выставлен в качестве туристического аттракциона. Макканелл называет всё это «постановочной аутентичностью».

«Современный распад реальной жизни и параллельно растущее увлечение «настоящей жизнью» других являются симптомами важных социальных преобразований категорий «правды» и «реальности». В домодерных типах общества правда и неправда являются закодированными обществом и защищёнными нормами категориями. Сохранение этих категорий необходимо для функционирования общества, которое основывается на межличностных отношениях. Стабильность межличностных отношений требует отделения правды от лжи, а стабильность социальной структуры требует стабильных межличностных отношений.»

Макканелл показывает, как трудовые будни различных учреждений театрализируются всевозможными постановочными подменами – даже если посетителей пускают на кухню ресторана это означает не причащение к аутентичности, но то, что менеджеры общепита заранее продумали как разыграть «закрытую зону» и превратить её в фойе.
Одна из глав «Туриста» посвящена сравнению двух путеводителей по Парижу 1900-го года. Один из них предназначался бюджетным путешественникам, второй – состоятельным. Именно эта разница позволяет проследить то, что выставляется на первый план или микшируется авторами, описывающими функционирование городских скотобоен, табачной фабрики, морга, швейного квартала, верховного суда, рынков, типографии, фондовой биржи.

В одном случае акцент делается на безличностном труде статистов, заключённых в исторически насыщенные стены, в другом трудовые процессы описываются, что ли, более сочувственно и с погружением. Важно, что самый объёмный экскурс в генезис современной туриндустрии (в книге, кроме разовых упоминаний, нет ничего не о религиозных паломничествах, ни об гранд-турах) завязан на год Всемирной Ярмарки в Париже, манифестировавшей наступление новых, массовых времен. Именно тогда и там, по Макканеллу и происходит окончательное «отчуждение досуга».



Турист

«То, что кажется настоящим, на самом деле может быть представлением, основывающимся на структуре реальности…»

Дальше книга развивается по двум направлениям. Одно из них – социально-антропологическое и необходимо для описания процессов современного сознания. Макканелл, вспоминая Сосюра, показывает как разрыв между «означаемым» и «означающим» влияет на восприятие действительности. Информационные маркеры не просто задают колею восприятия достопримечательностей и аттракционов, но, чаще всего, подменяют их.
Фрейд писал, что человек никогда не смеётся в одиночестве – юмор оказывается выражением причастности к определённой референтной группе. Точно так же восприятие тех или иных объектов (от святынь до целых стран) необходимо современному человеку для того, чтобы разделить представления других людей и, через это, подключиться к некой (весьма условной) ментальной общности.
Как это происходит – Макканелл анализирует во втором направлении своего исследования, заточенном на детальное описание механизмов туристического восприятия, становящегося всё более специфическим и всё сильнее оторванным от реальности.

Главы так и называются – «Современность и производство туристического опыта», «Культурные производства и социальные группы», «Осмотр достопримечательностей и социальная структура» («Место достопримечательности в современном обществе», «Осмотр достопримечательностей и моральный порядок», «Структура достопримечательности», состоящая из цепочки «турист – зрелище – маркер»), «Этапы сакрализации зрелища».
Стиль всего этого внятный и крайне доступный, из-за чего постфактум в голове мало чего остаётся, но сам процесс можно сравнить с паломничеством к какому-нибудь важному месту, о котором давно мечталось. Я же тоже думаю о смысле [своих] путешествий, ставших фетишем нынешней жизни, уже давно и, конечно же, полезно сравнить это с тем, что думают о структуре этой реальности другие люди, а так же расширить корпус своих бессознательных знаний чужими выкладками.

Речь, конечно же, идёт о подменах и завышенном субъективизме постиндустриальной эпистемы, который, с одной стороны, оказывается нормальным проявлением индивидуализма («новый праздный класс» – это, конечно же средний класс, окончательно отлучённый от реального производства материальных объектов и имеющий свободное время для перемещения по миру), но, с другой, именно отдельные усилия отдельных людей оказываются запрограммированными на то, чтобы смотреть и не видеть.
Хотя, конечно же, главное желание современного туриста – проникновение в складки чужой жизни, ибо туризм сегодня – нечто иное, как едва ли не единственная возможность сбежать от иллюзорности своего собственного существования.

«Прогресс современности (модернизация) зависит от чувства непостоянства и неаутентичности. Современные люди считают, что реальность и подлинность находятся где-то в другом месте: в других исторических периодах и других культурах, в более чистом и простом образе жизни. Иными словами, обеспокоенность современников «естественностью», их ностальгия и поиск подлинности – не просто случайная и декадентская, хотя и безобидная, привязанность к напоминаниям о разрушенных культурах и ушедших эпохах. Они лежат в основе торжествующего духа современности и его объединяющего сознания…»

Существенный недостаток этой книги, впрочем легко обыгрываемый в дополнительном предисловии к изданию 2013-го года, заключается в том, что написана она ещё до пришествия интернета. Компьютеры уже есть, но последствия Вьетнамской войны и падения Сайгона кажутся Макканеллу более существенными для самоощущения нынешнего человека, чем всевозможные гаджеты.
Это, таким образом, «памятник научной жизни», фиксирующий способы и особенности самоощущения конкретного времени, которое казалось автору точно таким же законченным, самодостаточным и пиковым в своём развитии, каким наше время кажется нам.
В предисловии 2013-го года Макканелл пишет, что существенных изменений интернет на фунциклирование туриндустрии не оказал, хотя реальность с тех пор стала ещё более запутанной и зыбкой, а путешествия и культурные паломничества (смыслу художественных музеев в книге отводится совсем мало места) ещё сильнее напоминают ритуал.
«Ирвинг Гофман определил ритуал как «поверхностный стилизованный акт, посредством которого индивид изображает своё уважительное отношение к некоторому объекту, обладающему для него предельной ценностью…»

Макканелл проделал большую практическую и теоретическую работу. Его книгу стоит читать ради таких вот определений (многие из них, как видно, это цитаты), рассыпанных по страницам. «Осмотр достопримечательностей – своего рода вовлечение в общественные явления, которое помогают человеку конструировать целое из различных фрагментов своего опыта».
Небольшой временной лаг (после выхода первого издания прошло всего-то сорок лет) сделал «Туриста» подготовительными материалами для наших собственных умозаключений, возникающих не из-за безусловной правоты исследователя (микс из антропологии, социологии и структурализма сугубо персонален и другие опорные точки, взятые за фундамент, могут привести к совершенно иному течению мысли), но потому что очень уж яркая и сочная подобрана автором фактура.
Она настолько самодостаточна, что может послужить ещё.

Нарочно или нет, но Ad margenem выпускает монографии такого рода на слегка желтоватой, как бы предварительно состарившейся бумаге. Всё это тоже работает на восприятие «Туриста» как памятника времени, такого же кивка в прошлое, как «Дискотека 80-х».
В конце концов, чтение умных книг, повышающих самооценку – точно такой же механизированный ритуал как посещение реликвий. Симптоматично, что самое интересное, что извлекается из этой книги, относится не к самому туризму, но, например, к теории симулякров, которую Макканелл переводит из философской абстрактности в весьма конкретную плоскость.

Locations of visitors to this page
Tags: дневник читателя, монографии, нонфикшн
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments