paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Эрос невозможного. Вершки и корешки

Давно хочу записать одно наблюдение за модой: есть тенденции навязанные (поверхностные) и такие, как грипп, быстро приходят и быстро уходят, а есть фундаментальные, когда все вдруг, так или иначе, оказываются вовлечены в тренд с непонятным каким-то усердием, осуществляя этот ветер извне даже с вредом для себя.
И тогда понимаешь, что через такие всеобщие увлечения, причем совершенно неотрефлексированные, говорит время.

До сих пор, когда в метро вижу голые лодыжки, вздрагиваю. Казалось бы, декабрь и холодно же, но люди (не только молодые, кстати) подворачивают штанины, чтобы были видны коротенькие носки или же их отсутствие.
Метро – главная антропологическая лаборатория – фиксирует переползание пунктума с лица на конечности. Не на ноги даже, что было бы привычно, но именно что на щиколотки, максимально далёкие от лица и всех привычных признаков сексуальности.

Сначала я решил, что таков новый кодекс чести крайних индивидуалистов, отвлекающих чужой взгляд от глаз и буквально заземляющих внимание людей, уводящих ненужную энергию в пол.
Но потом прочитал в одной умной книжке о возрастании внимания к ногам в порнороликах и увеличении просмотров, обозначенных тэгом «фут-фетиш» сразу после начала эпидемии СПИД, и всё встало на свои места.

Ноги – самое безопасное и незаразное место для секса. Не все, конечно, ноги (пах, в непосредственной близости от причинного места, вызывает-таки опасение «зоной бикини»), но те их части, что максимально удалены от все прочих мест торжествующей чувственности.
Это как самые дальние, заброшенные провинции, в которых тихо и скучно, куда новации доходят в самую последнюю очередь.



Декабрь 2016

Актуализация лодыжек - это не экстенсивное увеличение манких объектов, но бессознательная забота о самосохранении, переключение внимания (своего и чужого) на то, что не передаёт заразу и отвлекает от потенциально опасных действий в привычных областях сексуальных практик.
Становясь новым символом привлекательности и желания, ступни (может быть, в новейшей истории первым певцом их был Тарантино в «Криминальном чтиве?») не участвуют в деторождении и не выделяют потенциально заразных выделений.

И если это про индивидуализм, то не про эстетический, но антропологический, не обременённый семьёй и обязательствами перед другими людьми – только перед собой, любимым, так как запах неухоженных ног шибает в нос, прежде всего, тому, кто их не моет.

Гораздо большим признаком атомарного распыления постиндустриального общества на отдельных индивидов, кстати, кажется мне борода и любая растительность на лице, словно бы защищающая лицо от вторжений – природы, погоды, людей, всего совокупного социума.
Ламберсексуалу важна игра между определённостью вторичных половых признаков и неопределённостью начинки – того, что скрыто под растительностью, буквально прикрыто ей.

Борода (бородка, усы, баки и даже брови, не говоря уже о прическе) позволяет мужчине изменять свою внешность, играя ей «по женскому типу» в желании понравится или подстроиться под существующие тенденции.
Но, кроме этого, она ещё и материализует метафору сокрытия как защиты. Когда я вижу перед собой такого человека, первый вопрос, возникающий в голове, связан именно с этим – понимаешь, что человеку важно скрыть от тебя что-то существенное, важное. Не то, чтобы сразу же хотелось разгадать чужую тайну (и, таким образом, воспринять растительность на лице как манок), просто, общаясь дальше, уже учитываешь это как бы стихийное стремление к неискренности.
То, что можно было бы назвать «себе на уме», если бы эта поговорка значила хоть что-нибудь (ибо все «себе на уме» и нет таких «нормальных» людей, кто бы был не на уме, и, значит «не в себе»).

Антропологические сдвиги проявляются именно во второстепенных материях, как бы особенно на себе не настаивающих. По лакейщине окончательно убитого КВН или в нарастании жлобства в телерекламе («Есть скидки? А если найду?» - говорит человек на кассе, держа в руках игрушечный утюг) можно судить о существующих в обществе умонастроениях.
Однако, мода связанная с границами тела (тут еще массовый татуаж очень даже в тему, хотя с ним как бы всё понятно, вроде бы) забирается в подкорку (или же вылезает из неё) более симптоматически и, что ли, судьбоносно. Общество – это то, что вовне, а изнутри тело распирают какие-то совершенно иные тенденции.

Борода реагирует на внешнее давление (уже даже неважно какое – тоталитарное, медийное или же политкорректное), а оголённая щиколотка манифестирует, что, на самом деле, ей всё фиолетово, предлагая к осмотру перпендикулярную реальность совсем уже какого-то частного бытия со своими личными страхами, тревогами и сомнениями.
Это в прошлые века обнажённая ножка могла вывести впечатлительного человека из равновесия, а кисейную барышню грохнуть в обморок, теперь же, в ситуации максимальной визуальной разнузданности, важно уметь держать удар. Опуская очи долу, шаря взглядом по полу, таким образом, человек ограничивает угол обзора и количество ненужной информации.
Там-то его и настигает видение фригидных частей тела, которые внешне никак себя не проявляют, не способны проявить.

Наш эрос прохладен и отчуждён, показывая он не рассказывает, но укрывается, а выставляя себя наружу, прячется, съёжившись в изюминку где-нибудь совсем уже глубоко внутри.

Locations of visitors to this page
Tags: банальное, бф
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments