paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

90-ые: Последнее лето детства, отрочества, зрелости

Встретился, наконец, с Сережей Агеевым, сыном покойного Саши, который издал книгу памяти отца (причём, не первую уже). Посидели в «Шоколаднице», вспомнили Сашу и критику 90-х, судя по всему, я сильно разволновался, немного вспомнив, как оно было.
То, что называется «нахлынули воспоминания», хотя и не сильно, но, даже одним крылом зацепив, они до сих пор волнуют – тогдашние движухи и ощущение того, что мы только в самом начале пути какого-то неостановимого культурного возрождения, которое будет лишь нарастать.

По крайней мере, именно так тогда и казалось. Никто же не подозревал, что 90-ые будут не подготовительным (концептуальным, понятийным) фундаментом для новой культуры, свободной и разнообразной, гуманистической и зрелой, но аппендиксом и тупиком, за которым почти сразу же последует радикальный откат и деградация сразу по всем фронтам, а самые 90-ые станут совершенно автономным и закончившимся периодом. Чем-то вроде еще одного шестидесятничества или дополнительной Оттепели.

Правда, 90-ые, из-за массовости своей и первой зрелости, это уже никакая не оттепель, но самое что ни на есть лето русской культуры – сезон, когда расцветают тысячи самых разнообразных цветов, а критика достигает пика своего развития (достаточно вспомнить начало «Независимой газеты» и «Сегодня»), никогда уже более не доступного.
Там, просто, всё сошлось (нарастание последних рывков литературоцентричности, которая до этого шла в рост, политические и общественные свободы, актуальность модернизма, неразвитость интернета, полное отсутствие блогов) для того, чтобы породить беспрецедентное и неповторимое цветение культурной рефлексии.



АМЗ через фильтры

Собственно, это, пожалуй, главное, что мы с Сережей сформулировали – автономность 90-х, интерес с которым (в том числе и ностальгический) будет возрастать. Уж если шестидесятые, с их «половинчатостью» (а, а самом деле, «четвертичностью», «десятиричностью»), плохо переваренным раболепием, незавершенностью и тотальной слепотой, наивностью и отсутствием концептуальной базы, вызывают такой отклик, то 90-ые, со временем, просто-таки обречены стать мифом о Возрождении и бесконтрольной практически вольнице, мирволившей разнообразным культурным плодам, которые даже сейчас уже начинают казаться экзотической диковинкой.

Стоит только общественной ситуации хоть сколько-то измениться и новые делатели культуры начнут опираться на 90-ые в поисках поддержки и подтверждения собственных оснований. И тогда связь времён, насильно прерванная псевдо-«тучными годами» бессовестного безвременья, восстановится.

Хороший, кстати, может получиться тест на нормализацию в стране политических отношений – когда 90-ые перестанут подло называть «лихими» и признают фундаментальные основания этого последнего, прощального выплеска логоцентричности, который выработал такое количество живых культурных бактерий, что эти, запущенные тогда жернова, крутятся-вертятся до сих пор, порождая витамины, с которыми мы можем пересидеть и «внутреннюю эмиграцию» и все эти нынешние и последующие заморозки.


Locations of visitors to this page
Tags: литра, люди, писатели
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments