paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Машина бремени

Чтение книг подключает меня не только к интернету чужих открытий, но и к тоннелю в собственное прошлое.

Так, читая, почему-то, никак не могу отделаться от внутреннего кино, на котором я иду с книгой по улицам моей школьной юности - Куйбышева, Пионерской или Красного Урала в сторону Комсомольского проспекта. Почти буквально: перемещение по книжным строчкам вызывает во мне физически достоверное ощущение тропинки мимо конкретного пятиэтажного дома, в котором когда-то была парикмахерская. Как если то, что я читаю теперь - ответ запросам и пожеланиям того времени, осуществление надежд и чаяний того периода, когда я ещё только рос и, как теперь кажется, ещё не осознавал себя так, как надо.
Хотя уже был собой теперешним, осуществляющим когда-то надышанный план.

Эта дорога в оба конца, так как, с одной стороны, сейчас я будто бы выполняю предначертанное и заложенное мной и в меня именно в те годы, а, с другой, обогащаю то, что уже добыто, новыми гранями и обертонами.

Но эта зелень травы, этот летний вечерок, эти запахи картошки, жаренной на сливочном масле, этот взгляд в никуда - откуда берутся они, например, внутри хайдеггеровской переписки или биографии Макса Вебера?



Очень щедрый на июль

Точно то, что в книгах уже неважно: существеннее материализация сновидения, в которое превращается забытое прошлое.
Я никак не могу отделаться от этого ощущения, которое необходимо зафиксировать: вместе со мной нынешним эти книги читает другой человек, в глазницы его вставлен сегодняшний опыт, но сам он – весь там, в отсутствии границ.

Эта грёза про поток жизненных впечатлений, большинство из них забываются, стираются до неразличения, хотя и застревают где-то на дне, путаясь в водорослях. Это чувство ещё и об ограниченности новых возможностей, большинство из них уже было, но всплывает на нынешнем этапе под другой маской.
Я не помню, что и как читал тогда (когда?), но образ определенного жизненного момента, спрессованный до сочной картинки, отплёвывается теперешними телодвижениями.

Я там, и здесь, эхо увеличивает свои вечерние длинные тени. Чем дальше в возраст, тем меньше хочется смотреть вперёд (причём, это стремление решается на бессознательном уровне, с ним не поспоришь, как с окончательным решением, не поддающимся обжалованию).
Ум не только терпит, но и предостерегает тело. Оглядываясь, видишь себя вчерашнего, совпадающего с нынешним. Нормальный такой эгофутуризм для человека, над головой которого волны времени уже сомкнулись.

Locations of visitors to this page
Tags: Челябинск, прошлое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments