paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Горы и мосты


Как слог найти, чтоб описать прогулку? Ты совпадаешь с самим собой, стоя на светофоре. Мимо разбегаются в разные стороны парижские улицы - они размножаются пучками, вокруг активно волнуется пространство. Главное не попадает в реестр впечатлений, проходит мимо, главное - это состояние, на которое и работает окружающая атмосферность.

Витя рассказал мне перед отъездом физическую теорию, согласно которой материя есть не мы и не предметы вокруг нас, но столбы воздуха, огибающие нас и прочие объекты. Именно они наиболее сильны энергетически, метафизически и тд.
Нечто подобное чувствуешь в больших городах, главное не поддаётся переводу, это же как со стихами. Слайды слюдятся один за другим, уже более не складывясь в единую картину.

Помнится у анле был пост про презервативы, неожиданно валяющиеся на асфальте. Это оказывается очень важным - описать мусор, который валяется у тебя под ногами, от прокладок до чайных пакетиков и огромное количество собачьего дерьма, затаившегося в опавших листьях. Ну, и билетики в метро, конечно.

А ты и сам производишь массу мусора, рассыпаешь по дорогам пепел... Обратил внимание, что радуюсь, наполнив очередной пакет с отходами, коробками от еды и обертками, потому что производство мусора и есть способ врастания в это место. То есть, и через мусор тоже.

Сначала Славка уезжал в Кёльн, теперь, вот, вчера приехал, и мы весь день гуляли, познакомил его с Ольгой Платоновой и мы через весь город пошли к Пер-Лашез, но пока шли - кладбище закрылось. Зато поблизости снова показывали кино под открытым небом: устроители пытаются соблюдать связи между фильмом (и запечатленными в нём частями Парижа) и местами его показа. Сидели и наблюдали, как собирается, выпивает и закусывает, публика. Видел афишу выставки Шагала, посетить которую я, скорее всего, не смогу: завтра едем в Бордо.

Ольга показала нам странную столовку на углу возле Бобура, самое дешевое в Париже заведение, где любое блюдо (точнее, экспресс-меню) стоит пять евро, сколько бы вы себе не накладывали. Оно под землей, и там прохладно.

Народ активно пишет о новоднениях и бесчинствах природы, а в Париже разлита такая безмятежность... Всё движется плавно и размеренно, многие заведения, кафе и магазины, закрыты. Народ толчётся только на туристических пятачках. Возле Бобура выступают китайцы.



Я зашёл в Бобур в поисках альбома Балтуса и альбома Джойс Теннисон, на которую меня подсадила ратри. Но ни того, ни другого нет нигде, сколько я не смотрю. Даже странно, особенно про Балтуса - великий и всё такое.

Из выставок мне понравилась экспозиция, посвящённая фигуративной живописи, открывавшаяся женщинами Пикабиа и Бюффе. "Музей без музея", открытая на последнем этаже (пустые клетушки самых разных пространств) правильна по посылу, но дико выхолощена и скучна.
Здесь, конечно же, самая лучшая коллекция классики и интересно видеть, как она перемещается по стенам и перегруппировывается. Теперь, вот, я не нашёл Шагала, стало больше дизайна и фигуративности, единственную картину Ротко задвинули из главного коридора в простеночек, туда же втиснули единственного Убака, единственного Балтуса.

Город оказывается освоен, когда в музеи ты ходишь не основную экспозицию посмотреть, но на временные выставки поворчать.

Потом пил пиво в пабе, глазел на бритую молодёжь, пошёл по Муффтар на встречу к Могутову и Неделю, которые, как всегда, сидят на террасе кафе Лия и говорят о Сталине.



Locations of visitors to this page
Tags: Париж, музеи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments