paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Вчера


Кинув сумки, я поехал на Монмартр, встречаться с Курицыным, накануне приехавшем в Париж из Дюсельдорфа. Мы нашлись возле входа в фаникулёр, когда уже совсем стемнело, пошли бродить втроём по холму, заши в Сан-Крикёр, конечно, но больше нас волновали дивные виды города, крыш и башен.

Отныне пафос таков: нам всё это пресыщенное культурными обломками пространство чуждо, мы занимаемся своими делами, но Славке нужно показать некоторые места, в которых он не был. )так, нам посреди ночи, вдруг запоносилось поехать в Дефанс и мы взяли такси, чтобы тормознуться у огромного пальца Сезара. )потом гуляли по пустынной экспланаде, от небоскрёбов к Миро и Калдеру, к миттерановской арке и обратно. Тихо, сонно, считая шаги, экономя движения.




Потом решили поймать такси и пошли по стрелке к остановке, но стелка вела нас куда-то вглубь подземного пространства, целый смешной и безлюдный лабиринт, по которому мы двигались достаточно долго, пока, миновав сколько-то там этажей, просто не вышли не некую пустую транспортную развязку, типа возле окружной дороге. А потом сели на подвыпившего частника, который болатл без умолку и едва ли не создавал аварийные ситуации. Выгрузились возле триумфальной арки, чтобы пройтись по Елисейским полям.

Утром мы решили съездить в музей Оранжереи (где большие панорамы Моне), но проезжая мимо Д Орсе, запнулись об очередь в музей, и пошли смотреть импрессионистов. Но картины мы, в основном не смотрели, а пили напитки и курили на верхней палубе, возле кафе. Хотя коллекции здесь самые отменные и каждый раз выбираешь себе какого-нибудь фаворита. В прошлый раз я примирялся с суконностью Гогена и рассматривал Ван Гога (для романа надо было, а тут отличная коллекция поздних холстов), в этот раз меня пробило на большое количество Дега, но не картин, а скульптурных отливок - большая витрина с десятками разных чёрных сгустков - лошадей и балерин.

После музея нам захотелось свежего воздуха и мы поехали на русское кладбище в Сент-Женивьев-де-Буа. Но поскольку в путеводителе направление движения было показано приблизительно, мы сначала приехали в Медону (самое русское место, у Раневской из "Вишнёвого сада" если помните, тут была дача, которую она продала для того, чтобы поднять на ноги любовника), потом долго плутали по маленьким городкам и сельскохозяйственным угодьям, пока не вывернули к тихому, сонному, самодостаточному месту.

Никаких схам и указателей, евреи рядом с белогвардейцами, клёны и ясени, кресты, упокой душу мою Господи, французские могилы по краям. Никого специально не искали, да этот тут и невозможно - тихо и тесно, но так, между прочим, набрели на Ремизова и Газданова, Осоргина и Серебрякову, Нуреева, покрытого уже каменным ковром с мозаиками и Лифаря, попыхали, помедитировали в тишине и по автобану снова в Париж...

Потом я повел народ на Муффтар, где мы поели в греческом ресторане и пошли по Гобиленам за площадь Италии в парк Шуази, где проходит кинофестиваль под открытым небом. Большой экран и скамейки и сотни людей, смотрящих за Аленом Делоном. И розовые облака, текущие мимо экрана, входящие в резонанс с движениями камеры.
Хапнув французской духовности, мы пошли на Муффтар, поблуждали вокруг Пантеона, чтобы возле Люксембургского сада выйти на площадь Сорбоны, где нас в кафе ждал Могутов и его соавтор Недель. Этой кучей мы пошли искать открытое кафе (ночь уже, да и август, многие заведения закрыты), где-то тормознулись и просидели ещё пару часиков.



Locations of visitors to this page
Tags: Париж
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments