April 24th, 2018

Хельсинки

Дневник, травелог или новелла? "Вечера сирени и ворон" Виктора Сосноры на фоне Довлатова и Битова

Дневник недельного пребывания Сосноры (внутри текста его, правда, зовут Николай) в Пушкинских горах начинается примерно так же, как «Заповедник» Довлатова: место начинается для путника с забегаловки.
Довлатов пьёт в буфете водку, Соснора – пиво.

Оба писателя приезжают сюда летом.
Вокруг шумно, суетливо.
Цветёт сирень.
Работают громкоговорители.

Соснору и Довлатова приводят сюда жизненный кризис, вызванный «творческими проблемами» (обилие канцеляритов и штампов призвано показать тотальное опошление Пушкина поточным туризмом), оба не могут писать, оба наблюдают округу и входят в тесные отношения с людьми, которые рядом.

Оба много размышляют о человеческом характере и стране, что их вскормила; кстати, оба полуподпольно цитируют неназванного Бродского.

Довлатов рассказывает, что не пишет писем даже бывшей жене, хотя постепенно, когда жизнь входит в колею (середина июля), начинает прикидывать новую прозу.

Соснора пишет письмо Лиле Юрьевне, да-да, той самой, хотя фамилия Брик не упоминается.
Письмо даётся не напрямую, но в пересказе. Я написал, что приехал в Пушкинские Горы, что в Пушкинских горах сирень и вороны, что я популяризую муравьиный спирт – знания, накопленные в рядах Советской армии, что книга моя ещё не вышла и уже не выйдет, что Троица, и все поминают родителей, а я поужинал колбасой, хлебом и вафлями, что, когда Лиля Юрьевна поедет в Чехословакию, купите для меня шариковых карандашей – ими удобно писать, - и побольше, что я сейчас ничего не пишу, не могу и не желаю…
Вообще, тема сравнения этих двух текстов – тема жирная и весьма наваристая, особенно если учесть, что здесь особенно эффектно расходятся роли этих двух рассказчиков.

Ведь Довлатов попадает внутрь культурно-туристической инфраструктуры, тогда как Соснора, познакомившийся со Спидолой, словесником с Сахалина так и остаётся по ту сторону «официальной структуры».

Но мне эти тексты интересны с другой стороны – жанров и дискурсов, в которых они исполнены.

У Довлатова здесь просто – первый вариант повести «Заповедник», рассказывающий о реальных событиях 1976-1977 годов написан в 1977 – 1978 годах, это беллетристика, внутри которой растворены всяческие жизненные и литературоведческие наблюдения, сводимые, в основном, к эффектным афоризмам.

Соснора, центром текста которого является глава литературоведческих выкладок (от биографии Пушкина Соснора переход к описанию особенностей его звукописи и это вполне самодостаточное эссе), тоже пишет свой текст по горячим следам.

Дата в финале текста – 1965 – совпадает с числами, поставленными в начале каждой из глав (каждая из них вмещает один текст), из-за чего мы узнаем, что Соснора (или, всё-таки, его лирический герой?) находились в Пушкинских Горах с 13 по 18 июня 1965-го года – с воскресения по пятницу.

Collapse )