May 2nd, 2017

Лимонов

"Содом и Гоморра" Марселя Пруста в переводе Николая Любимова

Каждый персонаж тянет за собой комплекс вопросов и тем: Сван – это про любовь и про ревность, девичья стайка из второго тома – про букет (антологию) видов искусства, Вюрдерены со своим кланчиком про буржуазию (салон, тусовку, снобизм), то есть, про социальные отношения, Германты (высший свет и снова салон, тусовка и снобизм, но только в профиль) – примерно о том же самом, что и Вюрдерены, разница в оттенках.
Принято считать, что четвертый том – про «гомосексулизм», олицетворяемый де Шарлю, но мы не Фима Собак, чтобы держаться длинного и трудного слова.

Тем более, что метод Пруста – «идти по касательной»: даже если намерение обнаружено и тема заявлена, сочетание двух оптик (ближнего света и дальних планов) не позволяет сгруппироваться на том, что писателю интересно.
События и люди, с одной стороны, подаются слишком, до окончательного искажения оптики, близко – так, чтобы полнота переживания текущего момента воспринималась не мытьём, так катаньем.
Но, с другой стороны, когда момент прочитан (освоен, но не усвоен) возникает непонимание – а что, собственно говоря, это было?

Описания длятся, льются, наслаиваясь одно на другое, создают ощущение полной материальности грёзы, соткавшейся из сплошного потока текстуальных усилий, но тронь её пальцем – морок мгновенно рассеется, будто бы ничего и не было вовсе.

Это оттого (в том числе), что сложно подходить к «Поискам утраченного времени» с обычной романной меркой.
Более того скажу, странно искать в нём сюжет как последовательность событий, которую мы обычно ищем в книгах.

Для меня всегда очевидно, что «Поиски» нуждаются в совершенно ином читательском подходе: они устроены в форме книги и литературы, но это не изящная словесность в привычном нам виде, но ментальный эксперимент, с помощью литературной структуры создающий совершенно нелитературные (хотя и художественные) эффекты – например, не условной, но вполне конкретной, максимально объёмной (насколько это возможно сделать из нагнетания слов в плотную общность) модели ментальных процессов, голограмму проживания мозгом и органами чувств чётко определённых моментов, перетекающих из книги в читательскую голову и обратно.
Ну, или же, ну, да, розу и средостенье параллельной работы всех сфер восприятия, активизированных с помощью нанесения Прустом определённых точек и ударов: писатель создаёт что-то вроде перфокарты, которая, будучи всунутой в недра считывающего устройства, превращает череду буковок в объёмное изображение.

Правда, отнюдь не реалистического (фигуративного, антропоморфного) свойства (впрочем, у всех всё по разному) – а какого именно – как раз и помогает разобраться любимая тема Фимы Собак.

Collapse )
Карлсон

Выставка Джорджо Моранди в ГМИИ и Джорджо де Кирико в ГТГ

Моранди один из тех немногих художников, кто изменил наше зрение. Это значит, что ему удалось пробраться к нам в мозги и показать не столько результат, сколько механизм, причём, неважно чего механизм – смотрения или думанья, в данном случае, они неразрывно спаяны.

Это значит, что живопись Моранди выходит за границы живописи и осуществляется где-то в другом месте – на территории, обычно обслуживаемой другими дискурсами, жанрами или формами человеческой деятельности.
Так Пруст это уже не литература, но слюдяная плёнка трехмерной реальности. Самые крутые писатели пишут книги, а Пруст создаёт многомерную модель или что-то в этом роде.
Значение Константина Богомолова в том, что средствами театра он делает нечто, что намного шире театра, хотя, отчасти, является, конечно же, и театром тоже.

Речь можно вести о ментальном и технологическом прорыве, расширяющим наши физические возможности, делающем невозможным возвращение назад: Моранди – это огромный шаг вперёд, застревающий между видимым и обозначимым, общим и единичным, временным и вечным.
Его композиции – цветы, натюрморты, пейзажи кажутся мне полароидными снимками интенции, они примешиваются к мышлению и становятся им – чистое зрение в роли мышления это и есть интенциональность.

Можно читать Гуссерля (не нужно читать Гуссерля, это практически невозможно) или Мерло-Понти (у него, славабогу, масса недлинных текстов), а можно посмотреть на полустёртые картины Моранди, на которых проступают нечёткие (а, порой, и чёткие, весьма конкретные, ощутимые) рёбра эйдосов.
В том-то и дело, что художник не обобщает и не типизирует, но «смотрит в суть», "внутрь коры", в самый центр.

Просто обычно, когда говорят об интенции, имеют ввиду или точку отсчёта (глаз, мозг, сознание) или точку «прилёта», конечный пункт направления мысли или интенции, но мало кто уделяет внимание соединению этих двух точек, умозрительной дороге, их соединяющей, тому самому мосту или «газопроводу», по которому течёт «мысль» или «взгляд». Моранди интересна сама эта «вольтова дуга», геометрия направления и её составные части, а так же сам состав, спотыкающийся о конкретику и выводящий впечатление за временные рамки.

Это очень точно поняли и передали оформители нынешней экспозиции (имена их нигде не указаны, видимо, боятся, что переманят), погрузившие изображения Моранди "в белый кокон" одноцветного пола и потолка, скруглившие дверные косяки и повесившие картины на фактурно отштукатуренные стены.
Но даже свет выставлен так тактично, что шероховатости, будто бы отсылающей к павильонным съёмкам сцен в гостинице из "Ностальгии" Тарковского, не видно, если, конечно, не присмотреться.
Плавные натюрморты Тарковского из "Зеркала" и других фильмов, а так же его до поры выцветшие полароиды, роднит с картинами Моранди внутренняя духовность чувственная спиритуальность истово верующего человека.
Искусство для него - не цель, но средство, догадка, а не результат, движение, а не экстаз.

Collapse )
Паслен

Мои майские твиты с АМЗ

  • Вт, 22:39: Зацепил в телевизоре кусок никитамихалковского "Солнечного удара" и не поверил своим ушам: он что, реально начинается с Аджиетто из Пятой симфонии Малера или это был, извините за тавтологию, солнечный удар после прогулки по посёлку? У нас сегодня + 25, так что мало ли что может приблазится. https://t.co/HHPclAjvDV
  • Ср, 7:07: Чем больше интересуешься другими (и другим) тем меньше у тебя денег. Ну, и, соответственно, наоборот... https://t.co/HHPclAjvDV
  • Ср, 10:15: Раздел нашего сайта "История успеха" предлагает вам ознакомиться с подробной биографией великого Ван Гога https://t.co/HHPclAjvDV
  • Чт, 9:03: Весь день слушал музыку без конца и перерыва, когда куски сочного звучания наползают друг на друга, словно бы объедался спелым арбузом...https://t.co/HHPclAjvDV
  • Пт, 11:51: АМЗ. Слушая "Самсона и Далилу", узнавать колоратуры и музыкальные фразы, вдохновлявшие Фредди Меркури, сочиняющего партию для Монтсеррат Кабалье https://t.co/HHPclAjvDV
  • Сб, 18:32: АМЗ. Выставка "Сокровища Нукуса. Из собрания Музея искусств Республики Каракалпакстан имени И.В.Савицкого (Узбекистан)" продлена в ГМИИ до 30 мая https://t.co/HHPclAjvDV
  • Вс, 23:14: Всё никак не мог подобрать музыкальную аналогию интонации своего долгого (вот уже больше трёх лет конструирую) текста, пока интуитивно не набрёл сегодня на "Историю солдата" Стравинского, ну, конечно, это, знакомый с детства, колючий, графичный, ворожливый, с обилием дефисов и тире, выпиленный стилёк.
  • Чт, 14:48: "Куренье лишало его свободы мышления..." Из "Содома и Гоморры" Марселя Пруста" (Часть первая, стр. 91)
  • Чт, 14:49: Весь день на улице льёт, и вот уже я ловлю себя на том, что смотрю за окно как на экран монитора, на котором внезапно стали видны пиксели.
  • Чт, 17:49: "Мы раз навсегда исцелились бы от всего романтического, если, думая о той, кого мы любим, постарались быть такими, каким станем, когда разлюбим её", Пруст в "Содоме и Гоморре", 134
  • Чт, 18:40: Начиная брехать за ночным окном, поселковые собаки словно бы пытаются запустить, сдвинуть с мертвого места, эволюционную метаморфозу...


  • Collapse )