September 24th, 2016

Лимонов

"82 портрета и 1 натюрморт" Дэвида Хокни в Лондонской королевской академии художеств

Выставку Дэвида Хокни «82 портрета и один натюрморт» засунули под самую крышу – в три небольших выставочных пространства с активными красными стенами. Это значит, что посетителям нужно карабкаться по крутой стеклянной лестнице через всё здание Академии художеств, живущей своей жизнью: здесь масса молодёжи, студентов, работают кафе и магазины, идёт ремонт (всюду развешены плакаты «Мы меняемся») и вот внутри этой, цветущей жизни, проложена искусственная муравьиная тропка для страждущих пост-поп-арта – такой, как бы фигуративной живописи, но, на самом деле, уже не имеющей никакого отношения ни к реализму, ни к натурализму.

Карабкаешься вверх по тёмной лестнице, чтобы попасть в ярко освещённые залы, олицетворяющие любую «внутрь». Смысл в том, чтобы построить здесь автономное пространство полнейшей вненаходимости, возникающее почти из ничего, как по мановению волшебной палочки. Это ведь не церковь, не музей и даже не театр, но некое нечто, неожиданно вскипающее среди пустоты по воле художника. Выдающийся сценограф (даже не буду расписывать прелести оформления «Похождения повесы» или «Волшебной флейты»), Хокни строит свои композиции (живописные или же экспозиционные) на точном знании законов восприятия и безошибочном расчёте. Вот вненаходимость и возникает для того, чтобы на время переложить всё человеческое внимание с себя на вполне нейтральные изображения людей, чередующиеся по стенам.

Сидящие (то есть, «социально ответственные», сгруппировавшиеся «члены общества») мужчины и женщины (мужчин, по вполне понятным причинам, больше, выписаны они, что ли, проникновеннее), старики и дети сработаны с не слишком большой амплитудой всего, что только можно – жестов, поз, взглядов и даже фона, с которым связана отдельная игра.
Задник у 82-х портретов сплошной, двойной, люминесцентный – сине-голубой верх, едко-зелёный низ. Ну, или, наоборот, зелёный верх и синий низ создающие чреде холстов цветовую и геометрическую динамику, отсылающую к какому-нибудь позднему Мондриану или же непозднему Ротко. Кажется, что именно тотальный сине-зелёный фон, вступающий в активное взаимодействие с ярко-красными, насыщенно-спелыми стенами, здесь главное явление, а люди, рассевшиеся у стены и позирующие Хокни – временное и случайное.

Collapse )