January 5th, 2016

Лимонов

"Полутороглазый стрелец", воспоминания Бенедикта Лившица о трех годах русского футуризма

1911 – 1914, три важнейших года существования русского футуризма (хотя самому Лившицу это название не нравится, да и вообще, «Термин «футуризм» у нас появился на свет незаконно: движение было потоком разнородных и разноустремлённых воль, характеризовавшихся прежде всего единством отрицательной цели. Все наши манифесты были построены по известному рецепту изготовления пушки из отверстия, обливаемого бронзой…») описаны в девяти прямолинейно выстроенных, последовательных главах, сгруппированных вокруг разных событий и фигур.

Люди, конечно, здесь важнее чтений, выставок, диспутов, гастролей и даже спектаклей (в шестой главе весьма подробно описываются премьеры трагедии «Владимир Маяковский» и оперы «Победа над Солнцем») – «Полутороглазый стрелец» оказывается важнейшим свидетельством об Экстер, братьях Бурлюках, Хлебникове, Маяковском, Матюшине, Гуро, Крученых, Розановой, Чуковском, Кульбине, Северянине Шершеневиче, Шкловском, Мандельштаме и многих других персонажах эпохи, описываемых менее подробно или попросту упомянутых (как в случае с Ахматовой, Гумилевым или Кузминым), связанных именно что личными отношениями.

Собственно, вся книга Лившица и есть описание чреды знакомств и встреч, время от времени, приводящих к всплескам социальной активности, типа выпуска книг, организации выступлений или вернисажей. Исключением здесь – предпоследняя и будто бы обзорная, обобщающая глава, называющаяся «»Бродячая собака» и литературные салоны», написанная панорамно.

Все прочие части «Стрельца», более или менее, напоминают роман, так как постоянно колеблются между личными обстоятельствами жизни Лившица, данными чередой крупных планов и «общими сценами», написанными отстранённо (а, порой, и вовсе по свидетельствам очевидцев, так как, например, год служивший в армии, Бенедикт не мог лично присутствовать на важнейших выступлениях «Гилеи», главной прото-футуристической группы, связанных с выходом «Пощёчины общественному вкусу, «Дохлой Луны» и второго «Судка судей», не говоря уже о серии «рефератов» и «Требнике трёх»), но необходимыми для полноты хроники.

Collapse )