October 21st, 2014

Лимонов

«Большое путешествие» Агаты Кристи

Поначалу фотографии были мутными, расплывчатыми. Но в поезде, пересекавшем Южную Африку, у Агаты Кристи украли фотоаппарат. Пришлось покупать новый (видимо, Кристи важно было фиксировать каждый шаг экспедиции), из-за чего снимки Австралии, Новой Зеландии, Гавайев и Канады оказались более чёткими и интересными.

Можно, конечно сказать, что любое путешествие наводит резкость не сразу, но постепенно: сначала мы привыкаем к выбитости из обычного расписания, обустраиваемся внутри него, чтобы только после этого, как следует, начать наблюдать изменения вокруг. Да только правда есть правда – иногда достаточно сменить камеру, для того, чтобы дорога заиграла новыми красками. Точнее, свидетельство о ней, единственное, что останется в конечной точки пути. То, что может пережить и самого странника, особенно если у него внимательные родственники и бережливые наследники.

Агата Кристи умерла в 1976-м, а документы, описывающие её кругосветку 1922-го года, Мэтью Причард, внук писательницы, собрал в 2012-м. К главам из бабушкиной автобиографии, посвящённой самым разным участкам официальной экспедиции, подготавливающей Лондонскую Всемирную выставку 1924-го года, он добавил едва ли не ежедневные письма родным (в основном, матушке и трехлетней дочке), массировано проиллюстрировав трип большим количеством фотографий.

Каждая глава этой книги, изданной на тяжёлой, лощёной, похожей на подарочный альбом, так и строится: сначала текст из «официальной» книги, предназначенной многочисленным читателям, затем – «неофициальная часть», обращённая к конкретным и немногочисленным близким. Тут же – черно-белые снимки, фотокопии документов (афиш, газетных вырезок и даже меню), а, главное, оттиски самих этих писем (иногда даже с неловко надорванными конвертами). Некоторые из них написаны от руки – у «королевы детективов» красивый, но совершенно непонятный почерк – их Кристи писала в поездах или на кораблях; другие отпечатаны на машинке. И тогда, как правило, страницы писем украшают логотипы отелей.

Из-за обилия иллюстраций и репродукций, вольготно чувствующих себя на красиво свёрстанных страницах и даже разворотах, «Большое путешествие» действительно воспринимается почти как альбом, хотя, конечно, главное здесь текст – достаточно дробный, но логично развивающийся от письма к письму, от остановки к остановке.

Письма, сочиняемые по любому поводу и в любой обстановке, складываются в традиционный роман с постоянными персонажами, чьи характеры, ежедневно наблюдаемые и детально описываемые, находятся в постоянном развитии. Смена обстановки позволяет испытывать квартет путешественников (чета Кристи, их колоритный начальник Белчер и его секретарь) самыми разными обстоятельствами – от непогоды до бытовых неурядиц, а так же встреч новых лиц, каждое из которых Кристи описывает бегло, но цепко.

Колониальные нравы и плантаторский антураж (места и люди, запечатлённые в буквах, тут же предъявляются на фотоснимках, дополнительно благоухающих сиюминутной атмосферой) давно ушедшей эпохи, оборачиваются ретро-травелогом, становящимся неожиданно важным именно для современного читателя, делающего всё (даже кругосветку, если таковая выпадет) на бегу. В пене, в мыле.

Collapse )