October 20th, 2014

Лимонов

Смущенье, надсада и горе

Каждый приезд (куда бы то ни было) несёт в себе отъезд, встреча – разлуку. Это изматывает, изнашивает душу, но без этих приездов-отъездов, расставаний и невстреч тоже никак: долгое сидение без поездок на подножном корме одного места изнашивает душу ещё сильнее. Точнее, насилует его всё сильнее и сильнее спелёнывающей логикой конкретной территории.

Трудно вспомнить места, в которые я бы не вкладывался хотя бы для того, чтобы получить обратку свободы через эту новую привязанность. Вот, вместо того, чтобы освобождаться от накопившегося за жизнь груза, постоянно наваливаешь на себя дополнительный.

Вновь попав в район своих школьных лет, я поймал себя ещё на одном важном свойстве восприятия: так как прожито здесь много лет, вокруг потенциально много знакомых лиц, которые бессознательно ищешь. Выкликаешь, когда идёшь по улице и смотришь по сторонам.

Интуиция не обманывает, и, действительно, подходя к школе № 89 или же, зайдя во двор, видишь людей, чьи глаза мгновенно откликаются воспоминаниями.

Так было и в этот раз, однако, я о другом. Разумеется, встречаешь ты не того, кого «ждал», так как вообще-то никого конкретно не ждёшь. Просто лица эти из другой возрастной категории.

Это всё больше, дети и подростки – то есть, персонажи из того возраста, когда ты сам тут был таким. Все они - не то чем ты сейчас являешься, поэтому если вдруг даже увидишь «одноклассника», он будет уже не ребенок, а что-то расплывшееся, вроде тебя самого. С лицом, в котором знакомое блуждает среди благоприобретённого.
Прогуливаясь по "местам боевой славы", несешь с собой и внутри себя время, в котором ты застрял, пока обитал здесь. Точно оно остановилось, однажды, причем, не только тут, но и в тебе тоже.
Точно ты - всё ещё школьник... вот и глазами ищешь, бессознательно, таких же..., как "ты сам".

Collapse )