March 30th, 2014

Карлсон

Мои твиты

  • Пт, 09:37: Врач на приёме читает анализы с листа как литературу. Посмеивается, задирает брови вверх, хмыкает. Что-то хвалит.Точно перед ним новые стихи
  • Пт, 17:38: Вкус как одеяло: все им накрыть невозможно - потянешь с одной стороны, непредсказуемо обнажится другая.
  • Пт, 19:07: Весна похожа на классический русский роман, исполненный психоложества, полутонов и оттенков. Медленный и печальный. С осыпающимися страницами, действие которых развивается так же медленно как тают сугробы.
  • Пт, 21:58: "Искусство вносит правильность, без формы не передать ничего, а всё страшное тем и страшно, что оно бесформенно и неправильно." Евг. Шварц
  • Сб, 12:10: Какой же у нас важный снегопад. Выглядящий, правда, не как последний (уж и не чаял), но как первый, "общеукрепляющий", освежающий чистотой.
  • Сб, 12:55: Снегопад превратился в метель, поэтому даже поселковые собаки перестали брехать, а если и лают - то как-то приглушённо. Точно из-под перины.
  • Сб, 13:38: Чем дольше идёт снег (сила его натиска не ослабевает), тем сложней сопротивляться ему бодрствованием, как внешним, так и внутренним.
  • Сб, 15:07: Снегопад при нулевых температурах нежен как сливочное масло или даже творожок, тонким слоем намазываемый на шершавый крестьянский ломоть
  • Сб, 15:20: Отличие мартовской метели от зимней: день от неё не светлеет. Мокрый снег более похож на вторичную бумагу или на кортон, а не на чистый свет
  • Сб, 15:29: Это не метель, а какие-то половецкие пляски.
  • Сб, 19:48: Думаете снег прекратился? Да он всё еще катит. За день его выпало больше, чем за два зимних месяца. Превратив посёлок АМЗ к вечеру в снежную пустыню


Collapse )
Хельсинки

Остановка в пути

Вчера весь день и вечер падал белый снег. Завалил посёлок так, точно зима не заканчивалась, но всё ещё в самом разгаре. Снова приходится чистить снег на дворе и тогда, только тогда, соприкоснувшись непосредственно с «материей», тяжёлой, набухшей, повышенно влажной, понимаешь, что ты уже где-то в середине весны. У её бокового входа. Так как снегопад случился перед выходными, посёлок не только замело, но и обезлюдело: всюду тишь да гладь. Только что ходил в продмаг, по дороге видел лошадь за красным забором: белое безмолвие заканчивается как только переходишь шоссе, окружающее кварталы АМЗ и соединяющее его с городом. Точнее, заканчивается оно уже тогда, когда видишь черную жирную проталину шоссе, живущего в обычном своём режиме: машины утюжат туда-сюда маслянистую шугу да шампиньонного цвета жижицу, точно отрывают деревню от города по линии сгиба. Собственно, так устроена Венеция с её каналами, надрезающими незыблемость причинно-следственных связей окружающего пространства. Перешёл дорогу, а там, возле магазинов, изрядно наследили и фуры с фруктами, мамочки с салазками и просто пешие покупатели, пассажиры маршруток, оттого-то там – и капель тебе, и богатые цветовые оттенки и движение в воздухе, едва-едва не дотягивающее до материального воплощения; а вернулся обратно в посёлок – и снова как в пустую после побелки комнату зимы попал. Хоть это и иллюзия на два дня, но такая приятная, что ей даже можно питаться. Точнее, подпитываться до самого вечера.