January 5th, 2014

Лимонов

Слепое зрение. Обобщение живописи в музеях, остатки ауры в церквях

Больше всего, музеи напоминают мне библиотеки, в которых все книги одномоментно разговаривают.

Вообще-то, хранилище книг ассоциируется с тишиной, ведь для того, чтобы содержание начало говорит, книгу нужно снять с полки и раскрыть, погрузиться в чтение.

Картины действуют иначе – почти все они явлены уже одним только фактам существования: содержание льётся с их поверхностей, как если все страницы тома разровняли, соедини в гладкое поле одномоментной явленности.

Вот почему картины в собраниях кричат, перекрикивая друг друга, цепляют посетителей за рукава внимания, более недоступные для пристального разглядывания и сосредоточенного внимания: издревле, после того, как произведения искусства обобществлялись, становясь всеобщим достоянием, они оказываются потерянными для «чтения» и недоступными по множеству незамысловатых причин.

Постоянные отвлечения, смотрения как ритуал, постоянные отвлекаловки, другие посетители, правила визита, невозможность забыться…

…кроме того, большая часть музейных площадей собрана и подогнана друг под друга механистически: возможность прямого нарратива (рассказа, продолжающегося от шедевра к шедевру) возникает лишь в мономузеях, где одни и те же темы (художники, национальные или региональные школы, конкретные направления или биографические мавзолеи, посвящённые творчеству отдельных мастеров) развиваются от помещения к помещению.

Ну, или на тематических выставках.

Collapse )