January 3rd, 2014

Лимонов

Виктор Головин "Мир художника раннего итальянского Возрождения" ("НЛО", 2003)

«Пьета» Микеланджело стоила как две лошади. За столько же (150 флоринов) продавали и «Мадонну дела Мизерикордиа» Пьетро дела Франческа. Живописцы Флоренции не имели собственного профессионального цеха, но входили в сообщество аптекарей в врачей, одно из семи, между прочим, важнейших городских цехов (в отличие от скульпторов и каменщиков, чей цех считался менее значимым).

Поначалу к художникам относились как к ремесленникам, что автоматически отражалось на оплате труда (далее следуют страницы с указанием расценок на разные жанры и разные виды деятельности, показываемые на фоне общего уровня жизни в XV веке), но постепенно (под влиянием гуманистов и деятельности отдельных арт-звёзд) заработки художников начали потихоньку расти.

Впрочем, до романтического культа исключительности и противопоставленности толпе было ещё далеко: мастера раннего возрождения (книга Головина процентов на 70 написана на флорентийском материале, хотя автор проводит постоянные параллели с тем, как дела обстояли в других важных культурных центрах – Милане, Ферраре, Мантуе, Венеции, Неаполе, Сиене) ощущали себя частью производственного процесса, зарабатывали как могли, подрабатывая чем бог пошлёт и никакой особой сущности из себя не представляли.

Собственно, это и есть главный вывод, который делает Виктор Головин в своей книге – невозможно вывести в качестве репрезентативной фигуры или представить себе среднестатистического художника XV века – все ставили себя и вели дела, как вы понимаете, по разному.

Экая новость, стоило ли для такого, капитан очевидность, вывода писать весьма трудоёмкую монографию?

Collapse )