December 18th, 2013

Карлсон

Мои твиты

  • Вт, 13:50: "Композиторская книжка" "Издательства Ивана Лимбаха" пришла из типографии
  • Вт, 16:47: Очень жаль Григория Дашевского. Покойтесь с миром. Очень трудно буквально каждый день узнавать о чьей-то смерти. Устаёшь. Выбивает из
  • Вт, 16:50: Каждый день что-нибудь или кто-нибудь выбивает из колеи, терпения или равновесия. Хромая судьба. Уже не идём по жизни, ковыляем, полувыбитые
  • Вт, 22:23: Внезапно (потому что за приятную компанию) обнаружил себя в ПЕН-клубе. С чем я международное писательское сообщество и поздравляю!
  • Пн, 14:37: Убил несколько тысяч отправленных мной писем вплоть до 2011 года. Как же это хорошо хорошо, что жанр полного с/с безвозвратно ушел в прошлое
  • Пн, 14:38: Хотя некоторые письма очень жаль - от Гоши Дорохова, например. Или от Топорова. Многое вспомнилось на минуту-две. Точно ослепило прошлым...
  • Пн, 14:49: Когда программа "Время"трогательно начинает заботиться о нашей вовлечённости в интернет-зависимость, хочется сказать: "Тогда я - за колхозы"
  • Пн, 14:51: Интересный случай: легко проявлять здравый смысл, когда он совпадает с линией партии. Против него не попрёшь, заработав когнитивный диссонанс
  • Пн, 14:53: Смелая, даже новаторская разработка НЛП: сталкивать "креаклов" с проблесками "здравого смысла", чтобы внутри у нас проводочки-то пораспаивались


  • Collapse )
Карлсон

"4 выставки Михаила Гробмана" в ММСИ. Буквы

Гробман – случайная альтернативная рифма к Попкову: можно было пытаться сделать что-то внутри официальной карьеры и кратера официального бытового канона: советский быт как он есть, а можно было изобретать мир заново, отсчитывая его от себя; чем, собственно, и занимались художники «второго авангарда», эмблематическим центром которого искусство Гробмана и является.

Только это никакой не «авангард», конечно же, но классический «модерн», точнее, «модернизм», но нам к терминологической путанице не привыкать.

Интереснее зафиксировать, что отход от разрешенных практик, куда-то в сторону, в параллельность и даже перпендикулярность, даёт возможность гипотетического, но выхода в «спасение».

Или даже «входа»: сама логика иносуществования отводит тебя от сермяги, покрытой пеплом медленного самоуничтожения (что особенно наглядно видно на выставке Попкова), постоянно уводя, всё дальше и дальше, куда-то в сторону.

Гробмана модернизм завёл в Израиль, но тоже ведь не в конкретный Израиль с его бытовым изводом, а на достаточно условную территорию «творческого духа», существующую и дающую возможность существовать по иным, энергетически насыщенным и концентрированным законам.

Когда одной ногой ты в быту и возле холодильника, но другой – во «внутренней Италии», забитой шедеврами и артефактами: до возникновения в Тель-Авиве Гробмана, территория эта совпадала сама с собой как в географическом, так и в культурном смысле.

Изобретая себя и собственный <творческий, художественный> путь, Гробман открыл в Израиле совершенно новую территорию вненаходимости, и это, между прочим, крайне важное, эксклюзивное, можно сказать, открытие: Италию, куда все ездят за искусством, открыть легко, но попробуйте уплотнить изначально пустой, каменисто-скалистый мир пустыни…

Гробману это удалось и теперь, на выставке в Ермолаевском, он (важно отметить, насколько это весёлый, «лёгкий» и оптимистичный художник) щедро делится этой параллельностью собственного избытка.

Collapse )