December 17th, 2013

Лимонов

Выставка В. Попкова в Академии Художеств. Буквы

Разговаривая о выставке В. Попкова, столкнулся со стойким неприятием его творчества, причём у людей самых разных поколений и эстетических пристрастий.

Почти сразу понял, что это реакция на агрессивную депрессивность попковских работ, посвящённых фиксации и, главное, передаче хандры и сплина.

Точнее, чего-то иного, менее изящно называемого, так как в словах «хандра» и «сплин» есть некоторая претензия на приподнятость над бытом, а у Попкова, стоявшего у истоков «сурового стиля» опусы сотканы из непроходимой советской тупиковости, причём, не столько бытовой (быт здесь – только сюжет и нарративная «красочка»), сколько бытийной – «мы все умрём».

Самая первая картина, встречающая у входа в два временно «попковских зала» изображает разверстую могилу, в которую только что опустили гроб.

Теперь в неё в эту окончательную дыру небытия, смотрят люди и, как сообщает надпись на нижнем крае холста, «он им не завидует».

Таков эпиграф, окружённый строителями Братской ГЭС и любовниками, ползающими по красным колёсам какого-то старого локомотива, застрявшего в депо.

Collapse )