December 8th, 2013

Лимонов

Падуя. Пространственная паника

У каждого места есть своя, постоянно возрастающая, инерция, основанная на возгонке слепых сон очевидности – того, что по умолчанию принимается за фундамент восприятия местного.

Чаще всего – это то, чего здесь, в конкретном месте, «много» и что очень скоро перестаёт восприниматься, превращаясь в рисунок обоев из твоей комнаты.

Особенно если этот избыток не блещет неожиданностью (вода в каналах у двери дома), никак на себе не настаивает, но длится параллельно как соседняя улица, которую восприятие «проглатывает», стремясь оказаться на ближайшей площади или в каком-то гораздо более важном топографическом промежутке.

Особенно если на ознакомление с территориями совсем мало времени (а его почти всегда мало, меньше нужного) и некогда тщательно пережёвывать (не говоря уже о смаке) разнопричинные детали.

Важно хотя бы время от времени остранятся от потока собственных, бесперебойно текущих ощущений, и включать чистку внимания, снимая с него инерционную накипь.

Всё время хочется попасть в город, который будет соразмерен твоему восприятию и времени, отпущенному на его изучение.
Однако, реальность всегда состоит из несоответствий, жмущих да поджимающих.

Ощущение города, таким образом, всегда основывается на несоответствии.

Во-первых, ожиданий (пожалуй, это самое интересное – сталкивать образ пространства, сформированный доэмпирическими способами с тем, что есть на самом деле, тут главное, по прибытии, не забыть того, что складывалось в голове раннее), во-вторых, возможностей.

Ограничения эти, тем не менее, спасительны. Они не дают инерции окончательно затопить глазницы, оказываясь залогом творческой обработки впечатлений.

Ведь мы все, особенно когда это касается Италии и, тем более, Венето, вот уже на протяжении многих веков кружим по одним и тем же улицам, заходим в одни и те же палаццо и церкви, музеи и площади, но нет, особенно если судить «по литературе», двух одинаковых впечатлений от одного и того же места.

Жаль, что увлекаясь описанием памятников, их смысла, роли и значения, мы чаще всего забываем о промежуточных состояниях путешествия и его нутряном синтаксисе, обеспечивающем специфику ощущений.

Чистого восприятия нет и быть не может, даже фотографируя важнейшие туристические пунктумы, мы умудряемся отличаться от предшественников – в этом нам не только погода (время года, солнечный свет) помогают, но и наше физическое состояние, например.

Разные мысли, обеспечивающие неповторимую подсветку впечатлений, растут из личного опыта, поэтому ты никогда не повторишь соседа.
Как бы ни старался.

Collapse )
  • Current Mood
    aggravated Идут белые снеги
  • Tags
Карлсон

Мои твиты

  • Сб, 15:21: Шоу "Голос" - идеальное воплощение последней ремарки из пушкинского "Бориса Годунова". Да, и писать его надо с восклицательным знаком как и положено при отдаче команд
  • Сб, 16:36: После прослушивания песен БГ в голове внезапно забилось "А волны шли неведомо куда, и камушки у берега качались, и пела нам малиновка тогда"
  • Сб, 17:38: Ну, я вообще считаю, что суггестия - один из главных двигателей современного искусства, хотя сам предпочитаю пользоваться ей точечно и редко
  • Вс, 07:32: Мумми-тролль из Суходола.
  • Вс, 07:35: Из-за того, что долго шел снег, внутреннее пространство опять исказилось; точно оно крыша сарая, заваленного снегом и превращенная в сугроб
  • Вс, 07:50: Современное произведение нужно понимать, можно понять лишь на уровне структуры-архитектуры. Содержание в нем никакой роли почти не играет
  • Вс, 08:01: Снег всегда немного текст
  • Вс, 08:13: После сорока, сорока пяти любой человек - уже не подарок. Практически без исключений.
  • Вс, 08:17: #ростелеком устраивает телефонный террор: автомат звонит каждый день 2-3 раза о задолженности в 29 руб, начиная с 10.15. Только он и звонит
  • Вс, 08:56: Сравнение - хорошая удобная фигура для понимания и описания явления, но, как любой перенос, она, в конечном счёте, оказывается метафорой.
Collapse )
Лимонов

Падуя. Фрески Джотто в Капелле Скровеньи

Смотрение фресок Джотто превратили в целый ритуал: важно заказать билеты заранее (я делал это по интернету ещё в Венеции) на жёстко фиксированное время: в капеллу Скровеньи пускают допоздна, но партиями и только на 15 или 20 минут (время улетает мгновенно).

Накануне я зашёл в комплекс Городских Музеев Падуи, оккупировавших монастырь Эремитани (в него входит действующая церковь с остатками фресок Монтеньи и Менабуои, клуатр с археологическими и нумизматическими коллекциями, пинакотека второго этажа и, разумеется, отдельно стоящая капелла Скровеньи, куда можно попасть только из музейного вестибюля, пройдя по красивому и печальному саду с абстрактными скульптурами) и билет свой выкупил.

На следующий день (благо был дождь и далеко от гостиницы идти не хотелось) я посмотрел сначала нутро Палаццо делла Риджони, а затем пришёл с Эремитани, где на небольшом пятачке и толкутся главные художественные сокровища города.

Боялся, конечно, что многочисленные второстепенные венецианцы (я даже не ожидал, что коллекция живописи окажется такой обильной и даже одышливой) замылят глаз, но для первого (читай, предварительного, при том, что возвращение необязательно, его может и не быть) знакомства вполне достаточно: путешественнику, вечно спешащему к новым зияющим высотам, не до медоточивой медитативности.

Когда время подходит, чуть ли не за руку тебя отводят к капелле, сбоку к которой пристроен стеклянный павильон с небольшим зрительным залом, похожий на аэропортовский накопитель.

Возле него ты ждёшь, пока предыдущая группа туристов посмотрит видеофильм с объяснениями и перечислениями, а затем отправится смотреть фрески.

И тогда их место занимает ваша группа.

Собственно, время отводимое для смотрения Джотто равно времени показа фильма и когда, усталый но довольный, ты возвращаешься в накопитель, там смотрит видео группа следующего сеанса.

Collapse )