November 15th, 2013

Лимонов

San-Moisi/Сант-Моизе

В Санта-Моизе я попал по дороге домой, вымотанный музейными впечатлениями, просто не смог пройти мимо дымящегося полустёртыми фигурами и полурасстаявшими сахарными головами деталей: Рёскин их заклеймил как «самые неуклюжие в Венеции», а Глеб Смирнов (правда, по какому-то другому поводу), высказался, что, мол, «обычное такое барокко, которое просто не знает куда себя деть…»

Внутри, разумеется, был очередной закопчённый Тинторетто, но в этот раз я даже не стал его подсвечивать пятачком; меня заинтересовал резной алтарь, в котором барокко, захлёбываясь, ставит на себе жирный крест.

Там, на фоне белых скульптур устроено что-то вроде райка, изображающего тот самый момент, когда Моисей стоит возле бугрящейся коричневыми камнями горы, и смотрит вверх.

Откуда ему транслируется Завет Строгим Стариком, окружённым ангелами с длинными трубами, и всё это подсвечено сборку таким образом, что, во-первых, скульптурный театр получает дополнительный объём, во-вторых, мраморные существа дают такие затейливые, суггестивные тени, что изображение как бы удваивается.

Вот какая у меня выходит закономерность: я не умею (или даже просто не могу) долго фиксироваться на барочной избыточности: глаз отказывается воспринимать детали, как регулярные (скажем, в архитектуре), так и в оформительских делах – декоре, картинах, нагромождениях скульптур.

Collapse )
Лимонов

Мои твиты

  • Чт, 21:12: Только что пробили колокола, созывая народ к вечерне. К вечеру дождь усилился, но не критично. Дома тепло, уютно, мясо готовится в духовке.
  • Чт, 21:21: День скомканных визитов: в Каррер пришёл слишком поздно (и де Мессина был на выставке), в Гримани - слишком рано: Босха не вернули из Парижа
  • Чт, 21:23: Зато внутренне умиротворение настигло, соразмеренность месту: понял это, поймав внутренним слухом "Большую рыбу" Майкла Наймана, хожу,напеваю
  • Чт, 21:24: "Большая рыба" - косвенное звуковое свидетельство того,что баланс,более-менее, уравновесился. Дождь усиливается, бьет по крыше и подоконнику
  • Чт, 21:28: В Паллацо Гримани проходит выставка одной картины - недавно отреставрированной"La bella"Тициана. Кроме нее 3 Тинторетто, 1 Пуссен и 1 Вазари
  • Чт, 21:30: Больше картин у Гримани нет. Есть остатки наружной фрески Джорджоне, снятой с фасада, но на ней уже почти ничего не видно, креветочное мясцо
  • Чт, 21:37: 7 евро за остатки фресок на потолках и в простенках, а также за несколько римских копий греческих статей ("Лаокоон"). Пусть будет. Тоже опыт
  • Чт, 21:41: Ну, и Каррер с прекрасной картинной галереей на третьем этаже и большим количеством этнографии на втором. Вместо археологии посмотрел Канову
  • Чт, 21:43: Канова тут считался первым гением, его скульптурами и фризами открывается квест музейных залов. Последыш времён упадка. Декаданс на проводе


Collapse )
Лимонов

Метрополитен имени Тинторетто

Невозможно понять, можно только заочно (хотя и в «явочном порядке») почувствовать одержимость силы, сложившейся за долгие годы в систему, воспринимаемую всеми нами теперь в режиме данности.

Сколько этому дару понадобилось Спасителей и Мадонн, Святых и Угодников, Праведников с их мощами и реликвиями, чудотворными иконами и прочими честными частными поводами, вроде праздников или избавлений, в голове не укладывается.

Каждый район и почти каждое кампо имеет свою Церковь, свою станцию, свою остановку.

Место встреч? Но их и без храмов великое множество, от лавок до забегаловок (хотя, возможно, раньше с общепитом было не так просто, как сейчас, кто знает?!)

Повод для выхода из дома? Клуб для общения?
Буквализация (материализация) общины во что-то внеположенное приватному жилищу?
Повод для траты излишков (но когда ж оне были?)?
Неизбывная, непреодолимая тяга к прекрасному?
Амбиции сделать лучше (богаче, ярче), чем у соседей?

Только не говорите мне, пожалуйста, про средневековое сознание молчаливого большинства, средняя температура по больнице, кажется, почти никогда не меняется.

Collapse )
Лимонов

San Lorenzo / Сан-Лоренцо

Сан-Лоренцо стоит на пустой площади недалеко от моего нынешнего дома – если идти по узким улочкам мимо Площади Формозы, мимо ресторанчика, в котором любил заседать Бродский, а потом свернуть направо.

Набережная, где молчит Сан-Лоренцо, если идти на юг, минует православную церковь и византийское подворье с наклонившейся капанилой и музеем икон.
Найти легко, но нужно ли?

Обычно Сан-Лоренцо закрыта; воды местных каналов подтачивают её фундаменты, уже много лет она закрыта на капремонт.

И, если бы не Биеннале, расположившая в СЛ павильон Мексики (с выставкой кактусов на фасадной лестнице), я бы никогда не попал внутрь.

Мексиканская выставка, впрочем, совершенно невнятная, состоящая из двух каких-то неработающих приборов непонятного назначения, базируется на деревянном помосте возле входных ворот, а дальше – снятые полы, срезанные украшения, голые, израненные стены, по которым бегают солнечные зайки.

Красоту с неё начал обдирать ещё Наполеон, однако могила Марко Поло, предположительно похороненного именно в СЛ исчезла ещё раньше – в 1592-м году, когда Храм активно перестраивали (даже на моей некачественной фоточке видны фундаменты недавно обнаруженных древних церквей, которые были на этом месте).

Collapse )