November 9th, 2013

Лимонов

San-Polo/ Сан-Поло

Здесь темно и тихо, никого нет, церковь кажется совершенно выхолощенной: входишь сбоку, а у кассира на мониторе белый телевизионный снег шуршит, видеотрансляция отсутствует.

То есть, можно фотографировать никого не стесняясь, не партизанить, как в других Соборах и Храмах, но почти в наглую.
Спрятавшись за колонну или углубившись в проходимую капеллу.

Обходишь Церковь против часовой стрелки, разглядывая что тебе здесь приготовили, чем она отличается от других (да, вроде, ничем) и как набившие оскомину религиозные сюжеты решаются в этой конкретной капелле (да, точно так же и решаются:

: вот представьте себе как нужно было изгаляться художникам, поставившим производство живописных украшений для окрестных церквей на промышленный поток, изо дня в день придумывая отличные от других Тайные вечери, Пьеты, Вознесения и прочие заветные эпизоды) или в этом конкретном углу трансепта.

Есть, впрочем в Сан-Поло секретик, который надолго застревает в зрачках: отдельный зал («Часовня распятия») с циклом картин Тьеполо-младшего, посвящённых крёстному пути.

Четырнадцать, значит, штук-остановок-станций (плюс четыре боковых из другого цикла, плюс два плафона рокайльной формы, вывешенных отдельно, как в Скуоле или, если ещё точнее, в художественной галерее.

На белых стенах, как-то не очень соотносясь с тем, что вокруг, но…

Collapse )
Лимонов

San Giovanni Elemosinario/ Сан-Джованни-Элемозинарио

Хотел было написать, что я ничего не помню о San Giovanni Elemosinario, но заглянул в записи, сделанные по ходу, и начал вспоминать; образ этой церкви, недалеко от Риально, медленно, но восстановился, потянулся вслед за святым Иоанном Нищенствующим, главным алтарным образом – вполне узнаваемым Тицианом, окружённым алыми шторками.

Возле Риальто две церкви – одна возле самого моста (San Giacomo di Rialto), фасадом выходит на Гранд Канал и почти всегда открыта: секуляризованная, она превращена в концертный зал, живопись в ней аховая, зато у стен выставлены старинные музыкальные инструменты.

San Giovanni Elemosinario прячется во дворе чуть дальше: мимо идёт напряжённый пассажиропоток в сторону Фрари и/или моста Академии, улица бессовестно торговая; в каждом домике обязательно торгуют едой или сувенирами, так что никакой благости или, хотя бы, сосредоточенности.

Фасада San Giovanni Elemosinario не видно; просто решётка между двух магазинов и широкая дверь в стене: де, вроде, не прячемся, но сторонних нам не нужно.

Заходишь за дверь, попадаешь в покой и умиротворённость; теснота и накипь рассасываются, точно ты на солнечной поляне в середине лета.

Только вместо ягод висят светильники алого стекла и светятся святые, изображённые на картинах – но уже внутренним, а не отражённым светом.
Самое то, если вокруг - одна сплошная суетная и теснючая бездуховность.

Collapse )
Карлсон

Мои твиты

  • Пт, 22:23: У могилы Тинторетто подумал: в Италии всё далёкое становится близким. А у нас ровно наоборот: близкое далеким. Через 2 года никто не помнит
  • Пт, 22:24: Художников в Венеции можно выбирать под настроение. Как парфюм или вино: кого вы предпочитаете в это время суток, Тинторетто или Веронезе?
  • Пт, 22:52: Пока был в церкви Мадонна дель Орто (2,5 евро за вход, не входит в Хорус) стемнело и пошел дождь. Мелкий и полезный: любезный для фотографий
  • Пт, 22:54: Вообще, сегодня была пятница тихих церквей ( в основном в районе Сан-Поло и Санта-Кроче), Тьеполо (причём младшего) и Тинторетто.
  • Пт, 23:02: Первая церковь сегодня - Сан-Джовани-Элемонзинарио стоит недалеко от рынка Риальто(на самом рынке есть еще Сан-Джакомо-ди-Риальто)с Тицианом
  • Пт, 23:03: Чтобы дойти до второй, Сан-Поло, надо идти в сторону Фрари. Там есть зала с шедевральным циклом Тьеполо-младшего про крестный путь Христа.
  • Пт, 23:05: Дальше у меня по плану шла San Giacomo dell'Orio c потолком сакристии, расписанном Веронезе и общим потолком, похожем на корабельное днище.
  • Пт, 23:09: Потом - на север к Сан Stae c традиционным теперь уже набором из Тьеполо и Пьяцетты. Для того, чтобы что-то осталось в памяти этого уже мало
  • Пт, 23:10: К тинтореттовской Мадонна дель Орто пошел когда уже почти стемнело. Слегка заблудился, вышел на северный край города. Дорога, похожаяна хадж
  • Пт, 23:17: Своды рынка Риально структурированы так же как метро "Маяковская": ряды локальных каменных шатров, в центре каждого круг с остатками фресок


Collapse )
Лимонов

Галереи Академии

Ночи в Венеции тихи и темны. Никакого шума, гама, света. Аутентичное средневековье.

Когда я только думал о том, чтобы поехать в Венецию, одной из главных идей (и желаний) было оказаться в ландшафте, не меняющемся не то с XVIII, не то даже с XVII века.

Однако, попав сюда, быстро привыкаешь к отсутствию машин и деревьев, начиная относиться ко всему как к данности, нормальной для этого места.
То есть, как к чему-то имманентному и временному.

Только ночью, когда все кошки исчезают во мгле и ни одна звезда не говорит, можно почувствовать себя в аутентичном раскладе: не нужно никуда переноситься, ты уже здесь.
В нём.

Уж на что Галереи Академии законченное прошлое, но и здесь не обходится без новаций: в музее ремонт, появляются новые лестницы и проходы, из-за чего многие шедевры смещены с насиженных мест – «Гроза» Джорджоне перенесена из персональной выгородки в зал бывшей церкви, куда понапихана масса всевозможной готики самого разного качества.

А, с другой стороны, в этом же зале, без всякого пафоса висит Св. Георгий Мантеньи, совсем недавно привозимый с большой помпой в Музеи Московского Кремля.

Другой Джорджоне («Гадалка» или «Цыганка») висит внутри выставки рисунков Леонардо, занявшей целый пролёт (обычно так висит не слишком интересное искусство XVIII века).

Другой, менее очевидный Джорджоне (в соавторстве с Тицианом), гастролирующий из Скуолы Сан-Рокко висит в соседнем зале.

Collapse )
Лимонов

"Глазами художника". Ретроспектива А. Тапиеса в Палаццо Фортуни

По всему видно, что Палаццо Фортуни некогда процветало, затем пришло в полный упадок, теперь выставляет себя затейливым выставочным залом.

Одним из последних жителей дворца был Мариано Фортуни, декадент и театральный декоратор, захламивший второй этаж дворца живописным хламом.

Здесь есть и скульптуры и гипсовые отливки, африканские маски и бальные платья, архитектурные макеты и незаконченные фрески в ар-нувошном духе, посмертные лики Бетховена и Вагнера, а так же столы, заваленные рукописями, замысловатые картины и нутрянка шкафов, образующих живописные инсталляции.

Оригиналы гравюр Пиранези соседствуют с каменными буддамии павлиньими веерами; Мариано пробовал себя в самых разных творческих областях, но, как это часто бывает, ни в одной из них он не достиг чего-то существенного. Вековечного.

Остались только декорации.
Пролегомены к несостоявшейся (хотя кто знает, что там для Мариано было самым существенным) жизни…

На третьем этаже возникают роскошные венецианские окна от пола и до потолка, с неземными видами на скорлупки окружающих черепичных крыш, церквей и даже на промельк Гранд Канала.

Ещё этажом выше открывается большое (бальное) выставочное пространство с «корабельным» потолком, поддерживаемом деревянными балками.

Казалось бы, причём тут брутальный Тапиес (кстати, уже не первый раз замечаю рифмы и переклички между Венецианской и Каталонской республиками, особыми топосами, выпадающими из всеобщего расписания) ?

Collapse )