July 23rd, 2013

Хельсинки

Мэри Маккарти "Камни Флоренции"

Американская писательница (театральный критик, левачка) Мэри Маккарти написала свою книгу практически ровно через сто лет после выхода «Камней Венеции» Рёскина.

Она его, кстати, упоминает на последних страницах (уличает в неточности), так что пафос, в общем-то, понятен; тем более, если учесть, что дуплетом, в Она его, кстати, упоминает на последних страницах (уличает в неточности), так что пафос, в общем-то, понятен; тем более, если учесть, что дуплетом, в том же 1956-м вышла её книга «Наблюдая Венецию».

«Американец в Париже» вполне архетипический, достойный сюжет, близкий нашим палестинам ещё и оттого, что родная наша цивилизация точно так же вышедшая из пены итальянского Возрождения, пошла по какой-то своей траектории, где и заплутала, отбившись от рук.

Италия теперь манит нас как идеальный пра(о)образ, едва ли не как эйдическая колыбель, заманчиво шуршащая шелковыми складками.

Постоянно намекая на какие-то свои достижения, так и оставшиеся бытовать в предельно чистом, незамутнённом виде, тогда как наша собственная участь (как и участь американцев) довольствоваться суррогатами несуществующей древности, упираясь, в основном, в сталинский ампир.

Эссе Маккарти сделано, как обычно в таких случаях пишут, из «открытых источников», помноженных на адекватную любовь к итальянской истории и итальянской культуре.

Главное тут – правильный подбор источников и читая «Камни Флоренции» я постоянно ловил себя на том, как важно читать первотексты, а не метарефлекии, последующие за ними с громадным опозданием.

И даже если у тебя нет много времени, любой исторически проверенный документ способен дать гораздо больше витаминов чем гладкий и споро организованный в духе Вайля-и-Гениса пересказ того, с чем ты сам где-то уже сталкивался.

Collapse )
Метро

Алхимическая осень

Москва не просыхает: дождь постоянно набегает небольшими мышиными отрядами, продвигается короткими перебежками, ломая хребет лету, уже неделю как в столице осень.

Точнее, так могла бы выглядеть осень в каком-нибудь ином месте, с другим климатом: например, возле моря, занавешивающего солнце и состоящего из повышенной подвешенной влажности.
С другим ландшафтом и совсем уже другими людьми – более плавными и, что ли, отчётливыми – когда в воздухе подвисает расфокусированная влага, то люди, пробегающие мимо, выделяются на фоне фона собственными голограммами повышенной степени чёткости.

Солнечная активность в такой местности уже совершенно неважна: за неё же дышит уже сам ландшафт, вбирая полной грудью йод и соль. Скандинавский циклон, как и было сказано.

Collapse )