June 25th, 2013

Хельсинки

Андрей Бильжо "Моя Венеция"


Книга Андрея Бильжо – творение совершенно счастливого человека, которому хочется поделиться с людьми своей радостью.
Бильжо повезло осуществить свою мечту и выбрать для жизни место, которое ему нравится. Даже так: место, в которое он безоговорочно влюблен.

Обычно про Венецию пишут люди, находящиеся в становлении и в поиске. Вне зависимости от возраста, все эти писатели и поэты (художники и философы) приезжают в Венецию для того, чтобы восполнить некую внутреннюю недостачу (недостаточность); увидеть беспримерную красоту, причаститься к ней и, таким образом, сформулировать в себе и для себя нечто очень важное.

Да, Венеция щедра на такую гуманитарную помощь.
Ещё бы понять как она работает – как количество художественных (в том числе) впечатлений преобразуется в новое, всеобъемлющее знание о мире и конкретном человеке в нём. Как все эти наши культпоходы по музеям, театрам и концертным залам, чтение книг на отвлечённые темы внезапно (или, напротив, постепенно, незаметно, плавненько) оборачиваются плотностью понимания предметов весьма конкретных и, порой, прозаических.

Бильжо прав: Венеция нужна не для смерти, но для жизни, для того, чтобы обогатившись «суммой знаний накопленных человечеством» , продолжать жить дальше. Смакуя детали и частности. Не случайно он показывает Венецию своей сбывшейся мечты через еду.

Точнее, через питейные и едальные заведения, образующие, таким образом, оригинальный и неповторимый травелог – ведь если ты уже приехал и перемещаться по планете более не грозит, можно затеять путешествие по кабачкам и ресторанчикам, пиццериям, джелатериям и кафе, на открытых верандах которых можно неторопливо записывать в блокнотик чернильной ручкой впечатления сытого человека.

Collapse )
Карлсон

Мои твиты

  • Пн, 15:27: Интернет так безвозвратно встроился в нашу физиологию, что отнять его означает вмешаться в нутрянку.Влияя именно что на свободу самоощущения
  • Пн, 15:27: Все скопом комментируют сворачивание культурного проекта в Перми, но никто не спросит у Гельмана:"Марат, а что ты дальше делать собираешься?"
  • Вт, 02:02: Психологически важный момент:как-то незаметно количество френдов в ФБ у меня стало больше,чем в ЖЖ. Причём, в ФБ их число постоянно растёт, в ЖЖ постоянно падает
  • Вт, 07:32: Будил ее песней: "Афганистан, Афганистан, не одна еще мать обольется слезой..."
  • Вт, 07:33: RT @japanreports: Все-таки ЮНЕСКО назначило Фудзияму мировым культурным наследием. С чем Японию (и конечно Фудзияму) и поздравляем.
  • Вс, 15:49: Гутов многозначительно ворожит с рисунками Пикассо и Рембрандта, переводя их в металл, хотя по эстетике ему ближе всех графика Нади Рушевой
  • Вс, 19:21: Все сильней кажется, что нынешние депутаты с их законоборществом - слепые орудия эволюции и прогресса, вынужденно ускоряющие социал процессы
  • Вс, 20:51: С нашествием трудовых мигрантов московские дворики снова ожили. Особенно это заметно вечером в воскресение: ни одной свободной лавки.
  • Вс, 21:32: Экология колбасы
  • Вс, 21:33: Вы заметили, что с появлением на Инстаграмме видео сайт стал явно и заметнее подвисать?


  • Collapse )
Карлсон

Выставка Ребекки Хорн в ММАМ

Некоторые из инсталляций, привезённых на нынешнюю московскую выставку (первую в России), я уже видел на Венецианской биеннале, в далеком теперь 1997 году.
И тогда они обращали на себя внимание точечной ясностью сложной, сложенной простоты. Свежестью.

Жаль, что самые эффектные из них, подвешенных к потолку, к нам не привезли.
Во-первых, скорее всего, расхватаны; во-вторых, скорее всего, вешать под потолок перевёрнутый рояль, из рта которого сыплются ноты-зубы или вывешивать композицию из падающих панцирных кроватей, дорого. Обошлись работами эконом-класса.

Впрочем, некоторые инсталляции с Биеннале до ММАМ всё-таки, добрели. И, в первую очередь, это один из вариантов (в Венеции их показывали три или даже четыре) механического оркестра, похожего на морское существо, тонкие медные, постоянно шевелящиеся щупальца которого отбрасывают осторожно колючие тени.

Доехала и пара локальных механизированных артефактов, точно выпавших из какой-то сюрреалистической кунсткамеры.

Скрипка, повешенная в проходе и издающая звуки с помощью двух эффектных колб. Стенной самописец, посвящённый Пушкину и разбрызгивающий по поверхности холла струи чёрной краски, постепенно превращая эту стену во фреску стиля абстрактного экспрессионизма (ещё не Поллок, но уже не Мазервелл).

Всё это, разумеется, работает с немецкой точностью: бинокли, расставленные внутри размотанных киноплёнок прилежно крутятся вокруг своей оси и тогда между двух электродов, подвешенных под потолком, пробегает искра. Стальная игла, символизирующая пчелу, оплодотворяет механический цветок.

Сухие деревья, окружённые подвижными округлыми зеркалами и постоянно двигающимися линзами, дают роскошные, ползучие тени. То деревьев, то солнечных пятен, то расплывчатых клякс, а то вполне конкретных солнечных зайчиков.

Эти «Блуждающие огни» самая эффектная работа выставки, претендующая на массу трактовок.

Collapse )