May 6th, 2013

Лимонов

Мои твиты

  • Вс, 12:42: Герцена сослали в Пермь, где он провел всего пару дней, после чего очутился в Вятке на три года. Сам процесс был целиком фальсифицирован
  • Вс, 12:44: Жду когда русских классиков объявят вредителями и врагами народа: талант здравого смысла не может не войти в клинч с нынешним абсурдистаном
  • Вс, 13:09: "По какому праву мы требуем справедливости, отчета, причин? у кого? у крутящегося урагана жизни?" А. Герцен "Былое и Думы" (2, XVIII, 299)
  • Вс, 13:44: Сон, между тем, отнюдь не смягчающее обстоятельство. А очень даже усугубляющее [нашел свою собственную старую запись в 3-м томе Герцена]...
  • Вс, 16:36: Герцен в "Былом и думах" о пространственных ощущениях http://t.co/aNlvk9D6Th
  • Вс, 18:07: Задумался о том, что "беспомощно", в первую очередь, означает "без помощи", то есть, без участия опытного человека (?), так что ли?!
  • Вс, 18:42: А. Герцен "Бытое и думы" (первая и вторая часть) http://t.co/K8PIF6ihv6
  • Пн, 00:12: "В Европе люди одеваются, а мы рядимся и поэтому боимся, если рукав широк или воротник узок" Из "Былого и думы" Герцена, 4, 132
  • Пн, 00:14: "В Париже только боятся быть одетым без вкуса, в Лондоне боятся только простуды, в Италии всякий одевается как хочет", из "Былого и дум".132
  • Пн, 08:58: А под утро пошел дождь. Ровный и тихий, точно боясь разбудить округу. Пасха закончилась. Пошли титры.
Collapse )
Паслен

пасха

Есть глубокое удивление в том, что погода в этот момент всегда подделывается под драматургию факта.
Или же это уже мы, находясь в контексте, воспринимаем всё происходящее в природе с точки зрения конкретной точки.

Каждый год Пасха разыгрывает примерно один и тот же (с небольшими отклонениями) сюжет.
Повышенная ветреность, пузырящаяся парусами переходит в тихую, кроткую, солнечноносную умиротворённость, которая чуть позже, вот как сегодня под утро, смывается дождём (туманом, переменной облачностью).

Точно задник меняется, заточенный под новый спектакль.
Точно дождь – это титры финала.

Пасха – это же порожек, предлагающий войти из прихожей в залу, пожалуй, главный русский праздник (праздничная складка), гораздо более важный, чем Рождество и, тем более, Новый год, величин умозрительных и достаточно отвлечённых.

В Пасхе, несмотря на её главный метафизический выверт, всё, тем не менее, конкретнее не бывает: волнующее эпидермис возникновение некоего дуновения, из дурноты зимней спячки.

Сквознячка, наполняющего почки комканной тугой и горчящей плотью; круговорота, постепенно набирающего силу воплощения; до тех пор, пока мир вокруг не начинает жить – полноценно и как бы заново. Как бы начисто.

Collapse )
Паслен

Небесный теплокров

Вышел на улицу в непривычное тепло: сплошное, всеобъемлющее, без трещин и прорех. Первое, по-настоящему майское, то есть, ровное и уже без пепла. Охватило так, как примерно восторг охватывает. Обняло, приблизило. Точно наклонило, так как отдаленные звуки города (это я уже давно заметил), по мере приближения, выпадают в осадок, точно тень последнего снега. Или же слезинками струпьев. Или же воздушными отрубями.

Солнце над поселком прикрыто сонным кальмаровым веком; тает внутри своей лонжи как внутри ложноножки. Как обмылок сливочного масла в овсяной или геркулесовой каше. Грядки у мамы рампаханы и раскрыты: редисочная ботва взошла листьями чуть более булавочной головки. Смута тепла (теснота, темнота головокружения) объясняется просто: смотри, как на севере город накрыла лиловая туча. Тот еще кровосмесительный кровоподтек. Замерли, ждем-с.