April 25th, 2013

Хельсинки

Эрве Гибер "Призрачный снимок", сборник о фотографии

Сборник Гибера, посвящённый фотографии, на самом деле, книга не теоретическая и не практическая, но сборник прозаических фрагментов, очерков, рассказов, эссе и даже заметок (записок, набросков), связанных с этим то ли искусством (во времена Гибера), то ли уже нет.

Ментальная ситуация так быстро меняется, что весь этот тематический склад оказывается едва ли не историческим памятником, свидетельством о том как в прошлом веке (в период своего рассвета) бытовала фотография, как воспринималась, как, наконец, делалась.

Это красивая идея – выгрести из письменного стола всё, что так или иначе связано с обозначенной темой и выстроить из этой связки бумаг дневник, с одной стороны накрепко связанный с тем, что Гибер делал в фотографии, выхватывая из зыби и зяби отдельные детали, предметы, лица; а, с другой, с его прозаическими экспериментами – сновидческими травелогами, квазибиографическими рассказами и прочей полудокументалистикой, делающей творчество Эрве Гибера актуальным и сегодня, 25 лет спустя после самоубийства (его и фотографии как таковой).

Меланхолическая красота повседневности. Среда обитания малозаметного человека (любого из нас), существующего рядом с великими людьми и не менее великими величинами (мировой культуры, которой буквально сочится современное существование). Обаяние шершавой, тёплой тактильности. Страх смерти, заменяющий голод.

Collapse )
Паслен

Литература как любовь

Пытаясь дать наиболее ёмкое определение литературе, ночью, глядя в окно на лицу Форнерия, что упирается в площадь Марины, долго перебирал слова, пока не понял, что они уже есть и их просто надо процитировать. Придумав провести параллель с любовью, я перечитал Первое послание апостола Павла к Коринфянам, которое легко описывает "литературу", если заменить ей "любовь":

Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

Там, у Апостола, в этом послании есть ещё много точного по частностям, но вот эта фраза, что на внутреннем слуху, самая важная.