November 22nd, 2012

Лимонов

Мои твиты вокруг Гомбровича

  • Ср, 13:00: А ведь Пелевину завтра [уже сегодня - upd] действительно полтинник. Сочувствую телевизионщикам.
  • Ср, 14:17: Про эту хмурь заоконную, непроходящую и непролазную, хочется сочинить роман, психоделическую антиутопию про захваченность марсианами. Про богооставленность.
  • Ср, 16:40: Говоря о музыке стиха, бессознательно имеют ввиду зыбкость материи: прозвучав, стихотворение должно исчезнуть; как отзвучав, исчезает музыка, существующая здесь и сейчас...
  • Ср, 17:37: Иногда, когда, увлекшись, я слишком сильно клацаю по клавиатуре, мне начинает казаться, что я играю на клавесине.
  • Ср, 18:22: Из дневника Гомбровича 1961-го года: "Нас ждёт вырождение, и к этому следовало бы приспосабливаться уже сегодня."
Паслен

Выписки из дневника Гомбровича 1956-1963


1956

Стр. 234 "Кто решил, что писать надо только тогда, когда есть что сказать? Искусство как раз в том и состоит, что пишут не то, что можно сказать, а нечто совершенно неожиданное."

Стр. 270 – 271 "И иерархию между нами устанавливают не талант, ум или моральные ценности, а прежде всего сильное, более реальное существование. Я один. Поэтому я в большей степени есмь."

1958

Стр. 294. "Да, да… почему же я не записывал каждый день, с того самого момента, как научился писать? Сегодня у меня было бы много томов, заполненных записками, тогда я знал бы, что я делал двадцать лет тому назад в этом часу. Зачем? Жизнь протекает сквозь даты, как вода сквозь пальцы. А так по крайней мере хоть что-нибудь остаётся… хоть какой-то след…
Моя близящаяся к завершению история начинает доставлять мне прямо-таки чувственное наслаждение. Я погружаюсь в неё, как в какую-то волшебную реку, устремленную к объяснению. Постепенно всё приобретает свои очертания. Всё замыкается. Я уже начинаю различать себя, хотя с трудом и как бы через мутные очки. Как странно: в конце концов я начинаю видеть собственное лицо, проступающее из Времени."

Стр. 295. "Искусство всегда придерживалось правил хорошего тона – оно почти как мода! Всё решает привычка."

Стр. 301. "...Любой цыган, новатор, авангардист. Я осмелел потому, что мне абсолютно нечего было терять – ни почестей, ни заработков, ни друзей. Я должен был найти себя и на себя же опереться, потому что ни на кого другого я не мог опереться. Моя форма – это моё одиночество."

Collapse )