August 5th, 2012

Паслен

Слово дня. Изокефалия

Изокефалия* -

исокефалия (от изо... и греч. kephalé - голова), равноголовие, в рельефах и живописи - расположение голов (иногда разных по величине и по позам фигур) на одном уровне. Распространённая главным образом в античном искусстве, Изокефалия придавала композиции ритмически-декоративную цельность, упорядоченность. Часто встречается также в искусстве Древнего Востока и Возрождения.

* - "Пирамидальная композиция группы апостолов происходит из иконографии Поздней Римской Империи. Головы наклонены в сторону Иисуса - это характерный для романского искусства принцип изокефалии (равноголовия)..."
В альбоме "Национальный музей искусства Каталонии", стр. 24 (Алтарь Ла Сеу де Уржель или Апостольский)
Лимонов

Дневник читателя. Маня Норк "Анамор", два очень маленьких романа


На обложке так и написано – «два очень маленьких романа», точно автор заранее извиняется за отнятое чтением время, хотя и забирает его не зря – проза Мани Норк (в предуведомлении говорится, что псевдоним этот позаимствован из «Островитян» Лескова) изысканная и поэтичная, хотя и избыточно депрессивная. Беспросветная.

Главная тема её – жажда любви, любить и быть любимой, из-за чего оба «небольших романа» сливаются в один; тем более, что они и хронологически смыкаются «Анамор» (под названием «Зимородки» опубликованный в «Топосе») рассказывает о детстве Мани, «Письма к Элли» - о юношестве и Тартуском университете.

Да, героиня Мани, практически неотличимая от автора, терзаемой разными страхами (больше всего давит страх смерти и страх страха смерти) живёт в Тарту, тихой и сонной эстонской провинции, благость которой, если верить «Анамору» разлагается на глазах.

Кажется, что фобии, раздувшиеся от ежедневного усиленного питания, не прошли, но обострились для того, чтобы сложится в причудливую книгу, вдохновлённую, помимо прочего, эстетикой рок-поэзии.

Прикол в том, что и я бывал в описываемые времена в Тарту, когда ездил Лотмана слушать, но никакого особенного разлада в городе и вокруг него не заметил; впрочем, и без моего личного опыта очевидно: дело не в Тарту, но особом «петрушевском» мироощущении Мани, нехватка любви для которой обращается в медленное удушье, которое она и описывает.

«Опавшие листья, как слизни, прилипают к подошвам. И завсегдатаи горки – алкаши, психи, эксгибиционисты, просто подозрительные типы – тоже как слизни, лепятся к лестницам, скамейкам, деревьям…

Collapse )