March 15th, 2012

Лимонов

Мои твиты-72

  • Ср, 12:12: Это ж как (куда, в какую сторону) должно было измениться сознание народное, чтобы словосочетание "креативный класс" стало ругательством. В нашей стране творчество более не
  • Ср, 13:11: Фантастический фильм "Восстание корректоров"
  • Ср, 16:25: Наконец, пошёл снег, с завываниями в дымоходе и стало понятно почему сегодня над городом зависла эта перламутровая атласная подкладка без швов
  • Ср, 16:34: А вот насколько легитимно для описания погоды и природы употреблять кулинарные метафоры?
  • Ср, 16:59: Хорошо же быть Царем или, хотя бы, Патриархом - всегда есть возможность кого-то помиловать или облагодетельствовать. Какой простор для жеста!
  • Ср, 17:30: Снег идёт, но редкий, лысеющий. Впрочем, эта зима была настолько бесснежной, что в нашем хозяйстве любая перхоть сгодится. Ночью обещают -28
  • Ср, 18:08: Тот случай, когда целеустремлённый снег напоминает ил, делающий видимой "водную" толщу и конфигурацию дна; превращающий деревья в водоросли.
  • Ср, 18:19: Рейтинг жлобства http://t.co/c2Cq7hsn
  • Ср, 19:57: Илья Муромец окаменел, а Добрыня Никитич скакал под Киевом через камень, да стальной скобой зацепился за него, тут ему смерть и вышла (у Пришвина прочитал)
  • Ср, 20:02: Твит этого снегопада http://t.co/6CQpuKh9


Collapse )
Хельсинки

Новый формат серьёзности


Сейчас возникает (или уже возник, сложился) новый, иной какой-то формат серьёзности, который лично мне кажется как бы это сказать... слегка обезжиренным, что ли...
Раньше всего это стало заметно в кино, когда на смену великанам и титанам, поколения Феллини и Бергмана, пришли умницы и красавцы, типа Линча и Альмадовара, а уже за этими подтянулись те, кто поднятулись.
Что-то похожее произошло с театральными режиссёрами и ныне Марк Захаров и Роман Виктюк (вместе с П. Фоменко и Ю. Любимовым, разумеется, если полемически не заострять) выглядят едва ли не последними островами сугубого серьёза.

И вот уже пронырливые, держащие нос по ветру братья Михалковы отреклись как от старого мира от сугубой духовки и всё чаще и чаще пляшут тарантину да мультики, дурно пляшут, не вкусно, но сейчас важнее про литературу и про тенденции.

Collapse )
Хельсинки

Снятие оппозиций и литературное позиционирование


Все оппозиции сегодня страдают – и верх не такой уж верх, и низ относительный, и белый на цвета спектра раскладываются и даже в самом завзятом западнике, при желании, можно отыскать черты государственника или славянофила.
Деление литературу на массовую и высокую мне уже давным-давно не кажется актуальным, границы сейчас проходят по совершенно каким-то иным полям – скажем, «настоящее» или «ненастоящее», «подлинное» или не очень.

Все эти деления по номинациям и жанрам работают в биполярном обществе, однако, мы эту стадию миновали и эмансипировались далее, сейчас сводить себя (или какое-то любое жизненное или культурное явление) к определённому набору позиций означает цеплять ярлыки и цепляться за ярлыки, упрощать простое и редуцировать сложное.

Очевиднее и нагляднее всего эта несводимость к чему-то конкретному происходит на поле политических или философских пристрастий.
Я заметил это ещё в юности, когда читая Кириевского, находил в себе черты славянофила, а изучая Чаадаева почти автоматически становился западником, затем фиксировал в себе эти сдвиги и изменения позиций и пытался понять отчего это происходит.

Вероятно, оттого, что реальность всё время усложняется, становится всё более свободной и непредсказуемой, а люди не поспевают за изменениями, нуждаются в якорях и понятных клише; они как мат экономят наши силы.
Но ведь мат, с одной стороны, экономит усилия, а, с другой, расслабляет извилины, отучая их формулировать.
Любые деления хороши для маркетинга, но книгами у нас умеют торговать ещё хуже, чем фильмами.

Collapse )
Хельсинки

Токсикоз


Погода сегодня рыхлая и водянистая, отёчная как ненакрашенная беременная женщина с невидимыми ресницами.
Всю ночь и всё утро шёл снег, точнее, не шёл, но падал, ибо вместо минуса включили около ноля и снег отяжелел, начав стелиться на землю сливочными, пастозными мазками, после чего небо ослепло, затянутое бельмами, но зато появились облака.
Давно их не было; с облаками наше небо приобретает не только объёмы, цветовую порочность венецианского плафона, но и осмысленность.

Точно влагу и тяжесть всю утянуло на дно, на землю, вниз живота, оставив верх воздушной толщи, точно верх толщи водной, чистой, пронзительно чистой, обескураженной; так простуда, начавшись с температуры гриппозного лба и заложенности гайморовых пазух, постепенно, минуя парадную лестницу горла, обложенного розовым мрамором и туфом, спускается к бронхам, обкладывая их наждаком и стекловатой, на которые так похож непоследний мартовский снег.
Лимонов

Бери, да помни

1000 Крещения Руси
«1000 Крещения Руси» на Яндекс.Фотках


Обновляя путь, пошёл за минералкой через квартал Чачана, а там продолжают старые дома разбирать – ещё месяц назад они были заселены; ещё дней десять назад стояли целые и невредимые, а ныне каждый из них облеплен целым выводком газелей, крякают гвоздодёры, точно посреди пустоши, заросшей полынью, ломкой как тростник, завелось стадо диких гусей, наблюдающих за тем, как с крыш скидывают листовое железо, раскурочивают стены в поисках скрытого в ранах жемчуга и внутренних каменных кровотечений, вырывают оконные рамы.

С матерком и песнями Высоцкого в динамике, отчего-то жлобствующие особенно любят именно его, точно выдающего им своей приблатнённой хрипотцой индульгенцию.

Похоронные команды между собой незнакомы, всяк работает, подгребает мусорок только под себя; в разбитые окна шмыгают котики, напуганные буйством новых запахов и отсутствием привычных запахов еды и пищи.

Старые дома как-то мгновенно погрузнели, осунулись, хотя, казалось бы, освободив их от человеческого хлама, люди их максимально облегчили, едва ли не доведя до стадии личинки – всё-таки человеческая энергетика, все эти наши заботы, постоянно выпадающие волосы, клубки пыли под кроватью, заряженные отрицательными эмоциями, весят гораздо больше любой, даже самой допотопной стиральной машинки.

Collapse )