February 29th, 2012

Хельсинки

Написал колонку для "Открытого действия"


Однажды я водил на «Гамлета» своего друга Магу, который не знал содержания пьесы.
Так бывает. Иногда.
Между прочим, в этом незнании нет никакой патологии: Мага – умный и проницательный парень, удачливый бизнесмен, просто он никогда не интересовался театром и не читал Шекспира.
В ночных клубах Мага бывает регулярно, в Мекку Мага совершал правоверный хадж однажды, а вот «Гамлета» не видел – ну, совершенно иная у парня культурная ситуация.
Иной, как теперь принято говорить, бэкграунд.
Однако, много ли таких людей, как Мага ходят в театр, оказываясь нашими соседями по зрительному залу?
Про Магу я вспоминаю каждый раз когда попадаю на «правильные», с точки зрения моего либерального сознания, мероприятия – фильмы, разоблачающие нравственную уязвимость национализма или спектакли, посвящённые судьбам людей, погибших в контрационных лагерях.

Окончание здесь
Хельсинки

Пост Постум

Алтарь Гермеса
«Алтарь Гермеса» на Яндекс.Фотках

Голь на выдумку хитра, а когда у тебя ничего нет, кроме самого себя, призываешь на помощь фантазию, перекраивая с её помощью окресности.
"Зелёная революция", широко объявленная начальством в нашем экологически неблагополучном городе пару лет назад, привела, во-первых, с ощутимому сокращению поголовья (то, что сотворили с некоторыми улицами и даже целыми районами страшно увидеть, и нужно едва ли заново привыкать к очевидно перетянутой коже городского пространства - так как её обувщики, натягивая на колодку перетягивают), во-вторых, к тому сколь совершенно по-варварски обкорнали старые деревья, превратив их в сиротливо торчащие обрубки.

О, обрубки это (особенно после искусства Полисского) нам уже понятно, понятнее как их воспринимать.
Тем более, что прореженные аллеи сами выстраиваются в ряд, точно колонны, Лишённые крыши.

Некоторые деревья поспешили приспособиться к новой реальности и закудрявились поднятыми вверх руками, захлопотали ладошками, раскинули крыла - то ли ангелы снежные (а снег у нас черный не только в контражуре, но и повсеместно, ежедневно), то ли нежные (а это когда зацветут).

Во всём этом видится напластование времён - деревья, до сих пор торчащие из почвы обломанными карандашами - самые что ни на есть антики, тогда как новопророщенные и точно проволочные облака уже ближе к готике (Стендаль хорошо описывал ощущение от Миланского собора как от готического шедевра, очищенного от ощущения угрюмости и страха смерти).

Это ведь очень удобно - замечать деревья, но игнорировать всё остальное; ведь греческие мраморы и римские фундаменты, организующие окружающую пустоту в сложно сочинённое пространство, расчищают всё то, что совком понастроено вокруг едва ли не напалмом.

Мрамор видишь, а бетон и шлакоблоки нет. Уже хорошо.
И, между прочим, дышится свободнее.

Collapse )