February 27th, 2012

Паслен

Слово дня


диатриба
[ жанр античной литературы, выросший из публичной философской проповеди киников и стоиков, обращенной к простому народу, и литературно обработанной Бионом, Телетом, Мениппом и другими писателями-проповедниками. Ни одно их произведение не сохранилось.
Признаки диатрибы — моральная тема, обличительный пафос, сочетание серьёзности и насмешки (spoudogeloion), личные обращения к читателю-адресату, возражения самому себе и ответы на эти возражения, широкое использование сравнений, аналогий, примеров, притч, мифов, сентенций, раскрывающих и объясняющих доказываемый философский тезис. Диатрибам была присуща простота изложения, образная форма, фольклорные мотивы. Вместе с тем в них использовались риторические приёмы.]
Лимонов

Мои твиты-60

  • Вс, 19:26: Девяточка http://t.co/TQkhHOQw
  • Вс, 19:40: Пока проходил иглоукалывание стемнело, t воздуха упала вдва раза. Меж тем, днем было отчаянно теплое солнце, похожее на горячий яблочный сок.
  • Вс, 20:31: "В идеальном оркестре скрипкам следует быть французами, духовым - немцами, а остальным, равно как и дирижёру, итальянцами..." Стендаль
  • Вс, 20:44: Девчонок за антипутинскую акцию в ХХС хотят засудить, а почему мы ни на кого не можем подать в суд за вмешательство РПЦ в дела государства?
  • Вс, 20:48: Эрмитаж - это Ватикан Санкт-Петербурга.
  • Вс, 20:54: Чем лучше писатель (и его книги) или композитор тем больше (сильнее, чётче) он позволяет читателю (слушателю) побыть собой. Приблизиться.
  • Вс, 21:15: Снимать знаменитостей в рекламе неправильно. Силой примера они не обладают, зато у каждого - потенциал отрицательных коннотаций за плечами.
  • Вс, 21:18: Твит дня http://t.co/nPLBHnJ9
  • Вс, 21:32: Не бывает фотографий непонятно про что. Любое фото, вне зависимости от глубины зрения, понятно про что. Так она устроена. Для того и снято.
  • Вс, 21:43: Путин ведёт себя так, будто он бессмертен. Это ВСЕХ завораживает. Почему-то никто не учитывает того, что Путин смертен как и любой из нас?!


Collapse )
Хельсинки

Иглоукалывание. Десять дней одного кода


На прощание, Ян вколол, если можно так сказать, двойную дозу – дело не в количестве иголок (сегодня их было десять, не на много более обычного), но в силе и расположении ударов, вбивающих спицы в плоть.

Некоторым иглам, он позволил выйти концом наружу; две иглы споткнулись внутри моей щеки друг о друга, завибрировали.
Верхняя игла, вошедшая в лицо над веком, прижала мышцу, ответственную за моргание, из-за чего глаз потёк, прекратив, на время, закрываться.

Промокать его платком я не мог, так как самые болезненные спицы Ян, гортанно комментирующий свои действия клокочущими звуками, похожими на гусиную речь, воткнул мне в подушечки возле пальцев (они и сейчас, вспухшие, болят, мешая мне печатать), когда любое движение рук преодолевает внутреннюю зажатость мускула, словно бы собранного в единый нервный узел металлической скобой.

Другой болезненный штрих пришёлся на заднюю (под ухом) точку смычки челюстей, из-за чего стало больно глотать и приходилось все 15 минут, пока длился сеанс, делать это не фиксировано, как бы бессознательно.
На полуавтомате, делающим своды внутренней пещеры не только осязаемыми, но и зримыми.

Collapse )