February 21st, 2012

Лимонов

My tweets-55

  • Mon, 18:01: Профессионал - это тот, кто ничего не смыслит в профессиональных интригах [на рабочем месте]; или же, наоборот, профи без интриг никуда?
  • Mon, 18:52: Начать день с чистого листа получается лишь тогда когда не помнишь что тебе снилось.
  • Mon, 19:25: Ощущение провинциального уюта, некогда разлитое в нашем областном центре переместилось с раскуроченных улиц в запотевшие салоны маршруток.
  • Mon, 19:42: Если ничто не ново под луной и подмены происходили всегда, что же произошло с [моим] зрением, начавшим видеть это тотальное оборотничество?
  • Mon, 19:53: Созвездье кровяного тельца http://t.co/21j6cwI6
  • Mon, 20:33: Это политики и попсовики должны нам доплачивать за внимание; за то, что мы позволяем им трясти в нашем сознании своими именами и "трудами".
  • Mon, 20:35: После революции сознание масс редуцировалось: с тех пор страной правили только люди, чья фамилия состоит из двух слогов (кроме Горбачёва)
  • Mon, 20:36: Избираемым может быть человек с фамилией из двух слогов, 3 слога это нашему человеку уже сложно. Именно поэтому Горби и Медвед - неудачники.
  • Mon, 20:38: Ле-нин. Ста-лин. Хру-щёв. Бреж-нев. Гор-би. Ель-цын. Пу-тин. Мед-вед. Теперь понятно отчего не задалось у Булганина, Черненко и Андропова.
  • Mon, 20:40: К этим президентским выборам логика двух слогов тоже, к сожалению, применима. Поэтому Зю, Ми, Жи и Про неосознанно воспринимают массовкой.


Collapse )
Хельсинки

Вавилонское смещение


Сегодня мне медитацию обломали.
Перед иголками, согласно расписанию, я прошёл к доктору Ли на сеанс бесплатной (ибо повторный, после семи процедур иглоукалывания) диагностики.

Захожу в кабинет, как в самый первый раз, сидит дежурная терапевт, переводчица, секретарь на ноутом и дедушка, который хоть и китаец, но на доктора Ли мало похож. Хотя бы возрастом.

Поначалу решил, что, вероятно, так и нужно, однако по тому, как дедушка уставился в мои бумаги (на одной из них Ли записал иероглифами рецепты травяных отваров, на другой – районы иглоукалывания) было видно, что ему не очень понятно что со мной делать.

Он так долго (даже дольше, чем нужно) рассматривал иероглифы из истории болезни, каждый проговаривал про себя и выговаривал вслух, словно бы пробуя на вкус и прочие качественные характеристики, что терапевт заволновалась и подошла ко мне измерить давление (хоть шерсти клок).

Пользуясь тем, что дедушка ничего не понимает по-русски, прямым текстом говорю:
- Милые барышни, может быть, мы не будем заниматься профанацией, а перенесём приём на время доктора Ли, который, всё-таки чуть больше знает о моём недуге, нежели этот милый дедушка…

- Что вы, что вы, - говорит терапевт, вытаскивая из ушей затычки стетоскопа (когда я пришёл в первый раз она мне сказала, что очень уж е моя фамилия знакома), – этот дедушка занимается врачеванием вот уже в третьем поколении, однако, если вы хотели попасть к доктору Ли то почему пришли во второй половине дня?

- Пришёл так, как мне сказали на рецепции, где, видимо, решили совместить по времени иглоукалывание и диагностику. Вот и весь сказ.

- Значит, они там что-то напутали. Давайте переиграем.

- Спасибо.
Ну и пошёл мимо рецепции к Яну на иголки сдаваться.
Барышня за стойкой мне говорит, что, мол, надо записаться к доктору Ли на приём, когда вам удобно?

«Когда вам удобно?» Из всего мирового репертуара сферы обслуживания чердачинский обслуживающий персонал закрепил в лобных долях только эту формулу, на деле лишённую какого бы то ни было содержания.

Потому что дальше я сказал, что мне удобно завтра (нет, только 27-го), во второй половине дня? (нет, разумеется, в первой).

Когда и как мне удобно никого не интересует. Но за стойкой обычно находится четыре-пять работниц в розовых халатах (+ постоянно вальсирующая техничка с лентяйкой и гардеробщица), а это значит, что посетители должны ходить сюда как можно больше. И как можно чаще.
Придираюсь?

Collapse )