January 9th, 2012

Паслен

Холодное солнце


Зимнее солнце, попавшее в безоблачную область низкого давления (небо опустело как та земля; сизый ситец выцвел) врубается, похожее на электронагреватель, полным диском, на полную мощь, заливая округу заливным, точнее, похожим на заливное желе состоянием мучительной мучнистой прозрачности, неожиданно для всех (в том
числе и для себя) склоняясь к резкой резкости, чёткости "экрана".

Там, где ночью по верхушке последнего дерева да по стеночке задника сомнамбулировала построждественская полнолунная, одна на всех, Луна, теперь, на высоте бреющего полёта, точно соты, сочится политый мёдом, медовый корж, которого, собственно, из-под этого, настоянного как в стакане, света уже и не видно, так его, света, много.

Мiр окрест кажется космическим продолжением космоса - холод откачал (подавил, поработил) воздух, которого больше нет (или же которого просто больше не видно), а любая поверхность (дерева, заснеженного склона песчаной ямы, экс-экскаватора, застывшего точно в палеонтологическом музее, крыш трёх гаражей, наконец, казармы, телеграфных столбов, говорю же, чего угодно) раздваивается, как на японских объёмных открытках, на пару-другую контуров, идущих параллельно друг другу - рядом с тёмно-синим тянется персиковый, нежно-оранжевый и всё это рифмуется с ожившей линией горизонта, возле которого все цвета словно выцветают, становясь ещё более нежными, тонкими, даже прозрачными.

Так на фотках с орбитальной станции "Салют" (всегда казавшихся мне какими-то особенно глянцевыми) округлый край обозримой безвоздушности окаймляет, точно ногтевая лунка усечённая в количестве, но предельно концентрированная радуга-полудуга, де, у окончания свет растягивается, едва ли не пузырясь и лопаясь, меняет свои характеристики и свойства.

Collapse )
Лимонов

Мои твиты-31

  • Вс, 14:10: Монетизация снежного городка http://t.co/SVycndvl
  • Вс, 14:25: Гёте: "Причины болезненных отклонений (смуглая бледность северо-итал. женщин) заложены в излишнем употреблении кукурузы и гречихи... Итальянские тирольцы поедают их [кашу из муки] просто так, иногда посыпая сыром, и весь год обходятся без мяса. Такая пища неизбежно склеивает и засоряет кишки, в особенности у женщин и детей, о чём свидетельствует их нездоровый цвет лица...", 9. 30
  • Вс, 14:47: Понял, что чтение воспринимаю как инвестицию в себя, в свою уверенность, ощущение почвы под ногами и душевное здоровье; в сейчас, но не в будущее, которого нет и может не быть...
  • Вс, 15:03: Последние действия Михаила Дмитриевича только укрепляют меня в ощущении, насколько крута Ирина Дмитриевна и насколько она круче всех!...
  • Вс, 15:12: Почему природная пончиковая конституция Ким Чен Ира и Ким Чен Ына никак не отразится на эстетических предпочтениях вечно худых сев.корейцев? Или они недостойны командирской плотности и начальственности бульдожьего подбородка?
  • Вс, 15:17: Умение делать комплименты. Отец мне: "Спустись к маме и сфотографируй её. У неё сегодня причёска и,вообще,она сегодня прекрасно выглядит..."
  • Вс, 16:52: Зеркало сцены в театре нормативно привязано к количеству кресел в зр.зале. Пример для объяснения важности пропорционального устройства города, который разрушили в том числе и непропорциональным, от балды, расширением дорог.
  • Вс, 17:05: В Чердачинске у кондукторов в общественном транспорте появились кассовые терминалы. Вчера вместо привычных билетов аппаратик на плече у кондуктора мне выдал чек.
  • Вс, 18:07: Гёте о Палладио:"Увидев эти творения собственными глазами, познаёшь всю их значимость, ибо подлинной своей величиной и материальностью, они дают пищу зрению, а прекрасной пространственной гармонией доставляют удовлетворение духу..."
  • Вс, 18:45: У вас тоже полнолуние сегодня особенно широкоформатно? На небе ни облачка, сердце исходит тахикардией, низким давлением и ожиданием снега?


Collapse )
Лимонов

Школа для дураков

Между собакой и волком-I
«Между собакой и волком-I» на Яндекс.Фотках


Всё странным образом зарифмовалось, но не буквами, а цифрами.
Вдруг маменька рассказывает, что первоначально, когда в ней училась ещё сестра Лида, она же Лиза, номер у школы был 89 (точно так же, как у школы совсем на другом конце города, в котором, вечность сбоку, учились мы с сестрой Леной); затем, когда в ней уже училась моя мама, она носила номер 97 тот самый номер, который ныне носит другая, уже снесённая школа на другой стороне той же улицы, которая называлась...
Улица называлась. Калининградской. Калининградской она называется и сейчас, а вот школа снова была переименована, так как когда в ней уже училась, будучи маленькой, моя маменька, одну отдельную боковую комнатку первого этажа, освободившуюся после того как директриса Ксения Иннокентьевна получила роскошную квартиру по соседству, заняла Мария Епифановна, бывшая фронтовичка небольшого росточка с вечной папиросой в углу рта.

Мама помнит её с вечной этой папиросой, преподавательницу домоводства, собиравшую в бывших директорских апартаментах (на последней, самой нижней, фотографии окно этой квартиры оказывается крайним правым окном первого этажа) детей с задержкой в умственном развитии, выявляемом по итогам то ли третьего, то ли четвёртого класса и занималась тем, что сейчас называется "социальной реабилитацией": помимо пары общеобразовательных предметов, она учила девочек портняжному, а мальчиков сапожному делу.
Постепенно таких детей становилось всё больше, их начинали свозить сюда со всех концов окоёма, из-за чего школу пересчитали на понижение номера, сделав её 83-ей, тогда как все "нормальные" дети, вместе со своим привычным номером 97 переехали на другую сторону Калининградской, поближе к гастроному (теперь старый корпус 97-ой разрушен, а новый отдали детскому садику), а здесь отныне оставили только тех, кто в этом нуждался.

Одним из первых учеников Марьи Епифановны был Таракан - высокий, измождённо-пьющий усатый мужик с четвёртого этажа, наш сосед по Куйбышева-Просторной; мы жили на первом, а он на четвёртом (когда поселковые бараки сносили, то всех, скопом, с южной, юго-западной окраины переселяли окраинный на Северо-Запад, а мы там получили квартиру когда район казался уже обжитым, переехали туда с Лебединского), мама его сразу узнала, а он её, думаю, что нет; уже тогда крепко пил, смотрел на мир мутным, хотя и внимательным взором (оттого и таракан).
Но самое случайное и, оттого, подозрительно поразительное то, что школа стоявшая по-соседству с нашим новым местом проживания, которую я благополучно и закончил (а затем, семь лет спустя, по моим недругам и следам, её закончила и Елена Прекрасная) числилась 89-ой.
Таким образом, круг-то и замкнулся.

Наша улица Печорская в десять домов, начинается у четырёхэтажной (помню как её строили) фабрики для глухонемых, с торца выходящей на психбольницу и, с другой стороны [мы посредине] упирается в неработающую железную дорогу, окружённую живописными (и не очень) пустырями, один из которых занимает стадион, а другой - спортивная площадка коррекционной школы восьмого типа.
У меня же с этими территориями в детстве были связаны свои планы.
Сугубо деловые.

Collapse )