December 20th, 2011

Паслен

Мои твиты-18

  • Пн, 17:01: Да в декабре любой, даже самый здоровый человек, невольно чувствует себя декадентом...
  • Пн, 17:02: Если проводить аналогии с традиционными носителями, то ЖЖ - это книги, ФБ - телик, а твиттер и есть www и сосцети per se, т.е. самое опасное
  • Пн, 17:42: Издание книг ныне схоже с попаданием в телевизор (полая, уже почти НЕ культурная работа), хотя в отличие от ТВ книга не обеспечивает тебе социального внимания
  • Пн, 18:07: Третья Малера. РНО. С. Бычков. КЗЧ http://t.co/zBy74W8X
  • Пн, 19:37: Сканы рукописей и манускриптов http://t.co/CMENEbFf
  • Пн, 21:03: Окно в декабрь http://t.co/FvX9zeKU
  • Пн, 22:11: Твит дня http://t.co/jsm6Uk1B
  • Пн, 22:26: Твитт, конечно, главное зло. Для подлинных инфоманьяков. Лента не останавливается ни на минуту. Прибой как вафли их печет. Зомби становишься
  • Пн, 23:13 Побрился налысо
  • Пн, 23:48: Татьяна Толстая в гостях у Познера в роли буревестника революции.
  • Вт, 00:39: Бархатная революция на Первом канале: Прохорова назвали в новостях не "миллиардером",но"предпринимателем" и позвали Толстую как "свежее лицо". То, как они понимают свежесть. Всё, на что способны...


  • Collapse )
    Метро

    Соколиное гнездовище


    Ротонда санции Сокол
    «Ротонда станции Сокол» на Яндекс.Фотках

    Мои низкохудожественные опыты оправдывает то, что я хочу показать своим друзьям-невозвращенцам, чья жизнь когда-то была связана с Москвой, как город сильно изменился.
    Я постоянно ловлю себя на этой экскурсионной роли - будто показываю и рассказываю тому, кто не может это увидеть сам.
    Тебе, Серж. Сверхзадача, значит, у меня такая. Вот. Не Родченко ни разу.
    Бэз претензиев.

    Collapse )
    Лимонов

    "Пути-дороги" Т. Мавриной в Музее Пушкина на Арбате


    Татьяна Алексеевна Маврина долго жила и много рисовала.
    Рисовала много и ровно, примерно в одном стиле, одного, практически, качества.

    Гуаши да акварели служили ей чем-то вроде фотоаппарата и, одновременно, записной книжки (что сближает её с последним Серовским вернисажем в Третьяковке), одной на всё время жизни.
    Точно, она писала, точнее, рисовала (что бы ни рисовала) всего одну книгу.

    Путешествуя по городам и весям (маленьким российским полустанкам), Маврина зарисовывала архитектурные памятники и ландшафты; путешествовала она уже в зрелом возрасте, когда можно неторопливо перемещаться с места на место, разглядывая то, что тебя окружает.

    "Архитектурой" Маврина начала заниматься в сороковые, оставшись в столице и предполагая, что Москва будет разрушена; вот и запечатлевала остатки "сорок сороков" жирными сочными линиями, которые заполняла разноцветными, яркими, но каждый раз уместными пятнами.
    Будто разрисовывая то ли книжку-раскраску, то ли тульские пряники.

    В эти нейтральные сюжеты Маврина (как Маршак и Чуковский в детскую литературу), от греха подальше, прятала своё явно дессидентское, православно-модернистское искусство, позволявшее ей изображать не только луковки да маковки, но и, положенных по сюжету, святых.

    А так как делала она всё аляписто и жизнерадостно, то в этом православии язычества (мёда да солнца) даже больше, чем канонического христианства.

    Но даже если бы Маврина и не рисовала святых да кресты, сам дух её работ, вольных, свободных, раскованных противоречит узко классовому подходу уже в силу настроения или же универсальности.

    Collapse )