December 15th, 2011

Лимонов

"Линия жизни" В. Серова. ГТГ

В. Серов "Линия жЫзни"
«В. Серов "Линия жЫзни"» на Яндекс.Фотках


Выставку "Линия жизни" подготовил отдел графики и шесть, слегка затемнённых залов, развивают несколько важных, хотя и прерывистых, прерывающихся линий-сюжетов.

Первый, и самый важный, разумеется, биографический; начинающийся с детских аппликаций на синем фоне (вполне себе матиссовских) и юношеских рисунков, первых автопортретов (скажем, в четырнадцать лет) и набросков с греческих мраморов.

Ученические штудии с тщательно прорисованными телами натурщиков развешены в следующем зале (как и копии экс-эрмитажного Тициана), а пока, эпиграфом, важны портреты Серова, сделанные, ну, например, Врубелем или Пастернаком.
А ещё - блокноты с перфорацией и тетрадки с завязочками; а так же альбомы с перфорацией и завязочками, большие и поменьше, самых разных форматов.

И эта аутентичность (сделанность, точнее несделанность, недоделанность, застывшая в процессе приготовления) оказывается вторым важным лейтмотивом серовской "Линии жизни", помещающей нас внутрь творческого хаоса, кип, разлетающихся в разные стороны, работ, в которых теплится теплота "ручной сборки".

Незавершенность как внедрение под кожу, как соучастие; как противопоставление симулякрам картин, выставленных в соседних, ярко освещённых залов (две "комнаты" Серова открывают в основной экспозиции анфиладу, отданную искусству рубежа XIX и ХХ веков.

Collapse )
Метро

Рыбный тень


Сегодня пустой день, схлопнувшийся заранее; точно с самого утра, несмотря на перемену цифры, тянется, удлиняясь бязь вчерашнего - простыни, нагретой телом; простыни, похожей на саван. Каким будет завтра никто ещё толком не знает; а не толком оно и так понятно. Тусклый северо-восток давит на подслеповатые глаза, повышает внутричерепное давление.

Этого дна нет ни на одной карте, электрические лампы не выключаются, затылок валяет валенки; вода почти не уходит под землю и чернозём лежит, меж деревьев, жирной творожной [зерновой] массой. В воздухе снова осень, запахло зажигалкой, а Ленинградка точно проходит между двух моих полушарий.

Между левым и правым проложено скоростное шоссе без единого светофора.
Как бесконечное футбольное поле; гол за голом; тот случай, когда квашня прошлого залезает в будущее.
Ну, или наоборот, когда будущее оглядывается назад, а там - бархатный занавес и только стертый реверс, с практически неразличимыми очертаниями. Услада нумизмата.

Зеваю. Бархатный занавес, да.