October 3rd, 2011

Лимонов

Ю. Кисина "Против политики". Спецпроект 4-ой Биеннале


В этой выставке мне нравится всё - и то, что она крохотная, совсем небольшая, непафосная, уютная.
И то, про проходит в белом, кирпичной кладки, зале, точнее, на антресоли в Зале грунтовальной машины.
Вообще, Проект_Фабрика особенно уютным не назовёшь, что влияет не только на восприятие выставок, но и на физическое состояние, но на атресолях получилось тепло и даже уютно - даже вид из внутреннего окна на внутреннее пространство предбанника выставки про космических пришельцев (не очень, кстати, удачной) с висящими под потолком роскошными вытяжками.

Вот и чёрно-белые фотографии Юли Кисиной точно такие же постконцептуальные, снежные, нежные кошачьи лапы (а так же хвосты, в том числе и слоновий), соотнесённые с лицами разных известных людей, как место в котором они выставлены.
Сталин и Сартр.
Маркс и Ницше.
Солженицын и Брежнев.

Вот и развешены работы таким образ, конечно, точно поставленный свет), что сквозь шерсть проступают твои собственные черты; поэтому ни на чём, шерсть это или же привычный нос картошкой, сосредоточиться невозможно.

Collapse )
Лимонов

"Космическое Государство Трансцендентальных Переворотов". Спецпроект 4-ой Биеннале. Проект_Фабрика

Космическое Государство Трансцендентальных Переворотов

Чувствуешь физическое сопротивление необходимости писать про выставки, расположенные на "Проекте_Фабрика": все они, за исключением фотовиньетки Кисиной и нелепо лепой трудотерапии ЗИПа вымученные и вымороченные, однако, взялся за гуж, имей силы довести коллекцию впечатлений до логического завершения.
И, потом, что-то, вероятно, не так с самим этим местом, бывшей картонажной фабрикой, словно бы застывшей в оцепенелом сне.

Из всех московских промышленных территорий, переданных искусству, пожалуй, именно эта - самая неудачная, некалорийная; можно отдельно задуматься и понять что же с этим местом не так - ведь неубранность не мешает вкушать лабиринты "Красного Октября", а относительная отдалённость АртПлея или неудачное расположение Винзавода легко выносятся за скобки разумной организацией процесса.
Может быть, дело в том, что другие переформатированные площадки куда-то развиваются, перестраиваясь и доходя до более-менее (чаще, конечно, "менее", но, тем не менее, процесс ведь запущен и идёт) приемлемого состояния, тогда как этот фабричный двор точно замер, вместе со всем окружающим его районом в желе вечной тишины и постепенно ветшает, лишь предоставляя свои цеха и лестницы для проведения культурных мероприятий, которые не наполняют эти стены, но выдуваются вместе со зрительскими впечатлениями.

И тогда становится не очень понятно зачем оно всё здесь; за исключением, разве что, мысли о том, что освободившаяся от бумаги и картона территория обломилась хорошим и приятным людям, пытающимся заселить эти стены правильными проекциями, тенями и образами, но денег катастрофически не хватает, поэтому радуемся, что есть тепло, свет и канализация, обеспечивающие функционирование многопрофильного центра современного искусства.

Пусть ещё одного, но, зато адекватного ситуации и, насколько это возможно, аутентичного: ведь сила многих лофтов заключается в ловкой подмене, возникающей с помощью евроремонта.
Когда начинка выскабливается и наполняется лёгко растворимым в воздухе гламуром, то есть, корёжится суть помещения, становящегося диетически подкованным. Обезжиренным.
А тут, на "Фабрике" вся эта суровость стиля сохраняется - с тобой играют в открытую: хотели андеграунда - их есть, под ботинком хрустящем, у меня.
И это игра по правилам, от которых, впрочем, все уже успели отвыкнуть (а кто-то вовсе не застал).

Collapse )
Лимонов

Герман Титов "Незначительные изменения" в ММАМ. Спецпроект 4-ой Биеннале


Куратор Ольга Свиблова на двух этажах своего Мультимедийного Музея представляет выставку Германа Титова из Вологды, того самого Титова, который за несколько последних лет роскошно издал библиотеку концептуалистских книг - от Андрея Монастырского до Юлии Кисиной.
То есть, про Титова понятно, что это человек с деньгами, не чуждый художественных, а теперь уже и художнических амбиций.
Издав массу концептуальных книг, Титов, вероятно, впал в стокгольмский синдром, на себе почувствовав магическую силу "пустотного канона", который и вызвался воплощать в жизнь с незначительными, на первый взгляд, изменениями.

Дьявол, как известно, притаился именно в незначительном.
Проблема выставки Титова в том, что про него ничего не известно кроме двух уже упомянутых моментов - первоначально разбогатевший, человек из Вологды, увлёкся концептуализмом и выпустил массу хороших книг, в которых другие люди, потратившие свои жизни на выстраивание пустотного канона, играли в свои пустяки да выковыривали козюльки из носа.

Концептуализм, комментирующий, а то и критикующий официальные языки (читай истеблишмент) построен не на реальной художественной стоимости, но на контекстуальной и символической - сделать объекты в духе Андрея Монастырского, в которых техники и технологии задействованы в минимальной степени проще простого.
Нетрудно нарисовать чёрный квадрат, сказал однажды Пригов кому-то из неоклассиков, гораздо труднее рисовать квадраты всю жизнь.

Но ещё сложнее насытить эти квадраты внутренней жизнью, заставить светиться их нетварным светом, вспыхивающем в голове зрителя.

У многих, повторюсь, на это уходит вся жизнь.
Кому-то за красоту пустотного канона пришлось расплатиться годами полуголодного существования, кому-то дуркой, кому-то эмиграцией + огромным количеством каких-то текстов, жестов, душевных и бытовых движений. За то и любим.
Вряд ли Герман Титов задумывал выставку про силу денег и связей, про дедовщину, позволяющую из прапора попасть в генералы или же про ситуацию в которой некогда подпольное, избранническое искусство становится массовым, стрёмно мейнстримным и даже гламурным (что в корне противоречит его и "тяп-ляп" эстетике и нарочито равнодушной критической направленности).

Может быть, экономический дискурс и входил в намерения бенефицианта, однако, из сопроводительных записок (в том числе и из эпиграфа, взятого в разговоре с горячо мной любимыми Михаилом и Ирой Гробманами) следок этого не находишь.

Collapse )
Лимонов

"Внутренности". Спецпроект 4-ой Биеннале на "Проект_Фабрика"


Пожалуй, самая плохая выставка из виденных мной не только на Биеннале, но и вообще в последнее время.
Невыразительная и скучная, за какой край не берись, за какую ниточку не потяни: то есть, можно, разумеется, напридумывать извнепривнесённых смыслов (интеллектуал тем и отличается, что везде себе поживу найдёт), однако, внутренности - тот случай когда самодеятельничать не хочется.
Рука не поднимается.

Можно, разумеется, попенять раздражённому зрителю, что он, де, не понял прекрасностей кураторской мысли, однако, и такая отмазка не канает - в нынешней, перенасыщенном предложениями медиасфере, нужны какие-то дополнительные резервные усилия чтобы заинтересовать и увлечь хотя бы кого-нибудь разгадываниями кураторских хитросплетений.
Не хочется ничего и никого разгадывать, вот ведь какой привередливый зритель нонче пошёл.
Желание разгадывать ещё и заслужить надо.

Тут, видимо, всё сошлось - и место выставки, внедрённой в тело бывшего заводоуправления (узкий коридор с чредой одинаковых кабинетов с расставленной внутри офисной мебелью и компьютерами (это, вероятно, и есть артефакты), тусклые и депрессивные, мелкие и тесные - и педагогический характер экспозиции, объединившей работы школы современного искусства, многие из которых заключаеются в порче мониторов, облитых краской или мебельными извращениями лёгкой степени извращённости.

Отдельного упоминания заслуживают, разве что, проволочные слова, невзначай возникающие под потолком (проекции офисных думок) и стул, "вклееный" в пространство стола (как пример того, что хоть что-то здесь сделано своими ручками).

Collapse )