September 5th, 2011

Хельсинки

Опера «Возвышение и падение города Махагони». Театр "Реал" Мадрид


И опера Курта Вайля редко исполняемая, и театр молодой, всего 12 лет назад созданный.
Но – коллектив с амбициями, амбициозный, оттого и пригласивший интендантом одного из лучших оперных продюсеров мира.
Жерар Мортье, долгое время руководивший Парижской оперой и Зальцбургским фестивалем, для собственного дебюта в Мадриде выбрал самую что ни на есть модернистскую редкость – антиутопическую оперу на либретто Бертольда Брехта про город дьявола, в котором бал правят деньги.

Премьеру показали меньше года назад, так что можно сказать, что в Большой театр, с пылу, с жару, привезли совершенно свежий спектакль, на радость зрителям оказавшийся самым что ни на есть высоким образцом сценического искусства.
В прошлом сезоне Большой возил в Мадрид «Евгения Онегина», один из своих лучших спектаклей, поставленных Дмитрием Черняковым (на пресс-конференции Мортье говорил о рифме, возникающей между черняковским «Воццеком» и нынешними «Махагони»); в рамках года «Россия – Испания» пришла пора ответных гастролей. Что ж, достойное открытие театральной осени.

Collapse )
Лимонов

Холодец


Сами по себе артефакты (размазанные по стенам доски) мало что дают - они нужны, скорее, для излучения ауры, для наполнения пространства ощущением пространства, которым наполняются органы восприятия и которым резонируют внутри соединительные ткани.
Эти излучения похожи на концендсат, выступающий на лбу синдромом стендалевым или же, неважно, на окнах того или иного музейного зала. Или, как в фильме "Миссия невыполнима" прямыми стрелками невидимой сигнализации, которые рвёшь телом, точно финишную ленту, но это не лента, но аура.

Неслучайно, самые сильные ощущения в музее и от музея переживаются не возле экспонатов, в самой что ни на есть непосредственной близости, но посредине залов, как правило, освобождённых (зачищенных) от искусства.
В переходах и отвлечениях, в любого рода сбоях внимания, когда оно, внимание, переключается от недвижимых, закреплённых в пазах, изображений и касается края собственных ощущений.
В том числе и физиологических.

Лунообразные ожоги, похожие на озябшие от бесконечности космоса кратеры.
Катеры эмоций, добегающие до умозрительной слезы, в которой нет влаги, но есть соль.

Collapse )
Метро

НасНетRu


Вчера угораздило же меня поехать в Москву за Рёскиным; разумеется, Тверская перекрыта; возле Пушкинской, прямо на перекрёстке поставили ворота с металлоискателями и, через них, дохлыми порциями, осматривая сумки, пропускали на Тверскую людей, стекающихся со всех окрестностей и прилегающих улиц-ящерок.
Другие такие же дверцы на Большую Землю увидел уже только возле Колонного Зала, то есть, вся прочая протяжённость от Пушки до Охотного Ряда оказалась перегорожена.
Я пошёл, было, венецианскими переходами возле выхода Чеховской, но, пару раз наткнувшись на блогпосты, плюнул на это дело и понёс свои денюжки совершенно в другое место.

Понятно, что глупый и никому не нужный праздник; рецидив советской гордости, не создающий ничего, кроме неудобств, шума, мусора и оглуплённых собственным ходом толп, зато какая очевидная [наглядная] демонстрация пресловутого социального лифта: стоит только отстоять сколько-то времени в очереди (подчиниться административной силе) и вот ты уже, точно белый человек идёшь по главной улице города, а не щимишься по переулкам.
Ну, то есть, шли по улице Горького и щемились по закоулкам одни и те же люди; про "на кой все эти проверки и ограждения?" не спрашиваю, так как в прифронтовом городе все возможно, даже и полнейшая бессмысленность каких бы то ни было действий.

Collapse )
Хельсинки

Охлобыстин


Город, увешанный афишами действа в Лужниках и заява о выдвижении на выборах легко увязываются в одну загогулину: скорее всего, билеты расходятся плохо, а детишек кормить надо.
Зато, с другой стороны, если выгорит, то можно, ведь, и в чёс по провинциям и за дополнительной копеечкой к инвесторам.
Самый неостроумный клоун из всех природе известных, берущий наглостью и нахрапом, и выделяющийся этими качествами даже на фоне особенно наглого, нахрапистого времени, решил разменять медяки сериальной популярности на кэш.

И чем быстрее, тем лучше, ибо телемыло - продукт скоропортящийся и нуждающийся в мгновенной конвертации.
Вкладом в ресторан или в салон красоты ещё ведь заморачиваться нужно, монитрить постоянно, а тут, бах-ба-бах, и кэш.
Симулякр Симулякрович, ничем не брезгающий, парниша оборотистый, точно оборотень.
А он оборотень и есть; из тех, кто прохихикал да пронахнахал страну.

Единственная польза - куда смотреть не надо и - если, несмотря на брезгливость, важно узнать где деньги лежат где теперь вектор всеобщего интереса находится.
Подлипалы пустотой спекулируют, но не на пустоте же, не на пустом месте...
Типичная медийная свара каша из топора.
Теперь то, уж, поди, раскупят, билетики-то...
Ничего святого, говорите?